Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Критерии правомерности вреда, причиняемого сотрудниками правоохранительных органов в условиях профессионального риска, при расследовании и раскрытии компьютерных преступлений

Дата: 21.01.2005
Источник: crime-research.ru
Автор: Виктория Коваленко


femida/femida2.jpg ... направленных на устранение возможного вреда. Следовательно, оправданным риск становится при совершении активных действий. Под такими мерами следует понимать, в частности надлежащие меры безопасности во время научных, технологических экспериментов, испытаний и т.п. Непринятие указанных мер делает рискованное деяние не оправданным, поэтому в случае наступления вреда, лицо их совершившее, подлежит уголовной ответственности.

Причинная связь между деянием и последствиями подразумевает, что вред возник вследствие совершения (не совершения) лицом действий в условиях оправданного риска.

Субъективный контроль в деянии, связанном с риском состоит в психическом отношении лица, осуществляющего подобное действие (бездействие) к совершаемому деянию и причиняемому вреду.

Интеллектуальным моментом субъективного контроля охватывается то, что лицо осознает, что только при совершении, в сложившейся обстановке, рискованных действий возможно наступление общественно полезного результата. Если лицо не осознает, что общественно полезный результат не может быть достигнут иными действиями, а выбирает рискованное поведение, как лишь одно из равновозможных, речь об обстоятельстве, исключающем преступность деяния, идти не должна. Потому что, при таком условии риск не может считаться оправданным.

Интеллектуальный момент включает и отношение лица, осуществляющего деяние, связанное с риском, к причиняемому вреду. Риск предусматривает причинение вреда не как неизбежное последствие, а лишь как вероятность, возможность, т.е. лицо не предполагало наступления, вследствие совершенных им действий, вреда. А наоборот приняло все меры для устранения возможности наступления вреда. Если же наступление вреда очевидно, для лица, которое совершает деяние, связанное с риском, то следует определить какой именно вред и в каком размере ожидается рискующим. Ожидаемый вред от рискованных действий должен быть значительно меньше от прогнозируемого вреда при не совершении такого рода действий. В противном случае такой поступок даже при ссылке на общественно полезную цель, не может рассматриваться как правомерное поведение.

«Максимальная безопасность» рискованного деяния заключается в том, что лицо обоснованно рассчитывало (опираясь на свои знания и опыт), осознавало, что предпринятые им меры являются достаточными для предотвращения вреда правоохраняемым интересам.

Волевой момент психического отношения лица к совершаемому риску должен характеризоваться желанием достичь общественно полезной цели путем совершения «максимально безопасного» рискованного деяния. Деяние, связанное с риском исключает желание причинить вред правоохраняемым интересам даже как промежуточную цель.

Таким образом, субъективный контроль при совершении деяния, связанного с риском характеризуется тем, что человек, осуществляющий риск осознает:
• Рискованность деяния
• Общественно полезную цель
• Что данная цель не может быть достигнута иным способом
• Приняты все меры для предотвращения вреда
• Риск не создает угрозу для жизни людей или экологической катастрофы или других чрезвычайных происшествий

Следует отметить, что в любом случае ситуация риска всегда для человека субъективно сложна, независимо от того планировалась ли она или возникла неожиданно. Как бы ни происходило, она всегда сопряжена с осознанием лицом опасности, угрожающей правоохраняемым интересам. Поэтому здесь следовало бы определить опасность как «возможную угрозу бедствия, несчастья, катастрофы».

Применительно к рассматриваемому обстоятельству, исключающему преступность деяния « возможная угроза» должна:
1) осознаваться лицом;
2) быть направленной на самые важные интересы, как жизнь, здоровье, экологическая безопасность, безопасность общества и государства, нормальный ход производственной, научной деятельности, сохранность ценного имущества и пр.

Представим механизм принятия решения в ситуации оправданного риска, предложенный Ситковской О.Д.:
а) цель, осознаваемую как социально позитивную и существенную (цели, связанные с результатами, значимыми лишь для субъекта, уголовный закон не должны интересовать);
б) оценку ситуации как предоставляющей возможность выбора между безопасным и опасным вариантом действий либо вариантами с разной степенью опасности;
в) наличие определенного объема информации, достаточного для предвидения и для вероятностного вывода о шансах достижения цели [3].

В уголовно-правой литературе делались попытки разработать критерии условий оправданности риска, разделив их на две группы:
1. Критерии, относящиеся к совершению действий, сопровождающихся возможной опасностью
2. Критерии, относящиеся к содержанию, создаваемой такими действиями (бездействием) опасности.

К первой группе предлагалось отнести:
а) направленность действий (бездействия) на достижение общественно полезной цели;
б) необходимость, вытекающая из совершения таких действий (бездействия), вытекающая из содержания данной общественно полезной цели;
в) предвидение лицом, совершающим такие действия лишь возможность, а не неизбежность наступления вреда правоохраняемым интересам
г) заблаговременное принятие достаточных мер для предотвращения вреда правоохраняемым интересам.

К критериям второй группы предлагается отнести:
а) вероятностный характер наступившего вреда
б) недопустимость создания угрозы для жизни многих людей, угрозы экономической катастрофы или угрозы общественного бедствия [4].

Отнеся риск к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, законодатель тем самым исключил возможность привлечения к уголовной ответственности за причиненный правоохраняемым интересам вред при наличии изложенных выше условий правомерности.

Отсутствие в прежнем уголовном законодательстве статьи, регламентирующей условия правомерности деяния, связанного с риском, повлекло за собой практику подведения под признаки крайней необходимости отдельных случаев деяний, связанных с риском. Такую практику нельзя признать положительной, поскольку при правоприменении адекватной оценки совершенному деянию не давалось.

Статьи о деянии, связанном с риском имеются также в Уголовном кодексе Белоруссии, Казахстана, России и некоторых других стран СНГ. Весьма подробно регламентированы условия правомерности риска в Уголовном кодексе Польши. В соответствии со ст. 27 не привлекается к уголовной ответственности лицо, которое действует с целью проведения познавательного, медицинского, технического или экономического эксперимента, если ожидаемый результат имеет существенное познавательное, медицинское или хозяйственное значение, а надежда на его достижение, целесообразность и способ его проведения, обоснованны в свете современного уровня знаний.

Правовая система США чрезвычайно сложна. Она состоит из 53 правовых систем (федеральная система, система права округа Колумбия и Пуэрто-Рико, системы права штатов). В Примерном Уголовном кодексе США представлены следующие обстоятельства, получили название обстоятельств «защиты» от обвинения:
1) незнание или ошибку (ст. 2.04);
2) патологическое опьянение (ст. 2.98);
3) физическое насилие (ст. 2.09);
4) приказ военачальника (ст. 2.10);
5) согласие потерпевшего (ст. 2.11);
6) малозначительность нарушения (2.12);
7) провокацию преступления (ст. 2.13);
8) выбор наименьшего вреда (ст. 3.02) - эта норма близка по содержанию к ст. 39УК Украины, регулирующей крайнюю необходимость;
9) применение насилия при самозащите (ст. 3.04); применение насилия для защиты других лиц (ст. 3.05); применение насилия для защиты имущества (ст. 3.06) – анализируемые статьи фиксируют похожие положения, что и ст. 36 УК Украины о необходимой обороне;
12) применение насилия при исполнении закона;
13) применение насилия лицами, на которых лежит особая ответственность за попечение над другими лицами или за их дисциплину либо безопасность;
14) психическая болезнь или неполноценность, исключающие ответственность (ст. 4.01);
15) незрелость, исключающая осуждение в уголовном порядке… (ст. 4.10).

Итак, примерный УК отнес к обстоятельствам «защиты» те из них, которые исключают уголовную ответственность либо наказуемость деяния, либо виновность. В отечественном уголовном законодательстве рассматриваемый институт изложен более четко. Но безусловным достоинством Примерного Уголовного кодекса США является то, что, несмотря на достаточно обширный перечень - каждое из этих обстоятельств детально юридически прописано, и особенно правомерность применения насилия при защите разных правоохраняемых благ.

Большое влияние Примерный Уголовный кодекс оказал на Уголовный кодекс штата Нью-Йорк. В Уголовном кодексе штата Нью-Йорк в первой части раздела «С» («Защиты»), параграф 35 («Защиты, связанные с оправдывающими обстоятельствами»), параграф 35.10 («Оправдывающее обстоятельства; О применении физической силы вообще»). Указанные положения содержат нормы регулирующие обстоятельства, исключающие преступность деяния [5]. Отметим, что в УК штата Нью-Йорк (1967г.) наряду с другими содержит следующие обстоятельства «защиты»:
1) оправданное применение физической силы публичным должностным лицом при разумном исполнении им своих официальных полномочий, обязанностей или функций (ст. 35, параграф 35.05. п.1);
2) совершение действий в условиях сходных с обстоятельствами, изложенными в ст. 39 Уголовного кодекса Украины, регламентирующей институт крайней необходимости;
3) применение физической силы для защиты лица (ст. 35, параграф 35.15; для защиты помещения и любой недвижимости - параграф 35.20 ст. 35; для предотвращения или пресечения кражи либо причинения иного уголовно-наказуемого ущерба имуществу -...

Добавить комментарий
2007-04-11 16:35:18 - Нас. хакеров просто так не возмешь голыми...
Всего 1 комментариев


Copyright © 2001–2019 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.