Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

ИТ-оружие может быть сравнимо по мощности с оружием массового поражения

Дата: 23.12.2005
Источник: CIO
Автор: Константин Ушаков


hack/hacker16.jpg Контр-адмирал в отставке Уильям Уильямсон, в прошлом — командующий американским авианосцем, а ныне — бизнес-аналитик и консультант корпорации Microsoft, вспоминает случай на учениях НАТО в Средиземном море, когда двум флагманским кораблям, находившимся друг от друга на расстоянии в полтора километра, понадобилось несколько часов для обмена чрезвычайно важными и срочными сведениями. Один из этих кораблей представлял Францию, и его информационная система была настроена на передачу данных только французскому командованию, а другой принадлежал военно-морскому флоту США, и его информационная система была ориентирована исключительно на Пентагон. «Пока суперсовременная компьютерная техника обоих судов обеспечивала согласование процедуры обмена данными с соответствующими национальными ведомствами, — свидетельствует контр-адмирал, — два капитана внимательно смотрели друг на друга в бинокли и думали примерно об одном и том же: что им гораздо проще, быстрее и безопаснее было бы пообщаться друг с другом с помощью семафора».

Один из главных парадоксов во взаимоотношениях вооруженных сил с информационными технологиями состоит в том, что ИТ, призванные объединять и тем самым приумножать военные потенциалы союзнических армий, до сих пор зачастую становятся препятствиями для их сотрудничества, поскольку системы управления на всех командных уровнях никак не согласованы и не могут нормально сообщаться друг с другом. Во времена «холодной войны» одна только мысль о возможности стороннего подключения к инфокоммуникационным системам оборонных ведомств повергала их руководство в ужас. И во избежание любых утечек в каждом таком ведомстве и чуть ли не в каждом его подразделении воздвигались крепостные стены информационной безопасности, прочность и архаичность которых сейчас, в изменившейся международно-политической обстановке, преодолеть значительно труднее, чем разрушить Берлинскую стену.

«Ограниченность, изолированность и разнородность информационных систем оборонных служб является следствием не только реальных требований соблюдения секретности и безопасности, но и военно-бюрократических императив, направленных на всемерное поддержание и повышение собственного статуса, — заявляет ответственный работник аппарата НАТО адмирал Уильям Оуэн. — И пока существуют эти императивы, мы будем продолжать внедрять новые интегрированные технологии в конфликтную среду наших традиционных силовых ведомств». Проблему нескоординированности ИС военного назначения не раз поднимал в штаб-квартире Североатлантического блока его бывший генеральный секретарь Джордж Робертсон, прослывший активным поборником идей информатизации и унификации систем управления вооруженными силами союзных государств. Именно он был одним из главных идеологов принятия Инициативы развития оборонных средств (Defence Capabilities Initiative, DCI), предусматривавшей, в частности, единую для стран альянса стратегию в сфере совершенствования инфокоммуникационной инфраструктуры, перестройки управляющих схем и повышения ИТ-обеспеченности по всем вертикалям и горизонталям военно-государственной архитектуры.

«Вооруженные силы, владеющие информационными технологиями, представляют собой новую категорию войск с особыми тактикой ведения боевых действий, организационно-штатной структурой, уровнем подготовки личного состава и вооружением, полностью отвечающими требованиям современной войны, — отмечает один из руководителей Управления по коммуникационным услугам (Defence Communications Services Agency, DCSA) при Министерстве обороны Великобритании генерал-майор Тони Рэйпер. — Однако внедрение ИТ в государственную оборонную систему заключается не только в обеспечении войск устройствами цифровой связи, электронными комплексами боевого управления, инструментами космической навигации и высокоточным оружием. Не следует забывать, что оборона страны представляет собой не что иное, как одну из функций государства, которая должна иметь обратную связь и с прочими его функциями, и с обществом. А следовательно, оборонным ведомствам, как и всем остальным госструктурам, должно быть свойственно стремление к развитию своей коммуникативности, повышению эффективности и экономичности своей повседневной деятельности. Наиболее продуктивными средствами для этого на сегодняшний день располагают сетевые технологии и Интернет, которые, невзирая на обычную для военных антипатию к принципиальным нововведениям и склонность к закрытости, получают в различных оборонных инстанциях все более широкое распространение».
Глубоко эшелонированные сети

Несмотря на изрядную долю идеализма, содержащуюся в высказываниях генерала Рэйпера, его утверждения вовсе не беспочвенны: примеры комплексного внедрения информационных, телекоммуникационных и сетевых технологий в структуру управления вооруженными силами действительно существуют и проявляются на самых разных уровнях этого управления и в самых разных географических точках. Вышеупомянутое управление DCSA сумело объединить разрозненные телекоммуникационные службы военного департамента Великобритании и создать систему сквозных информационных услуг, предоставляемых не только в пределах центрального аппарата министерства, но и во всех его подразделениях, расположенных на территории страны. В результате все военнослужащие на Британских островах получили доступ к единым информационным ресурсам, электронным сервисам и операционным приложениям, необходимым в их работе, и пользуются ими, совершенно не задумываясь о количестве и сочетаемости программно-аппаратных систем, составляющих эту государственно-ведомственную сеть.

В США информационные технологии стали основой всех преобразований, происходящих в структуре вооруженных сил. Мощнейшее государственное финансирование Пентагона позволило ему инициировать разработку новейших компьютеров, специализированных языков программирования, распределенных информационных сетей, высокоэффективных систем спутниковой связи и навигации. И сейчас, по оценкам американских экспертов, эффект целевого ИТ-воздействия вооруженных сил может быть сравним по мощности с оружием массового поражения. «Основным требованием для достижения победы Соединенных Штатов в вооруженных конфликтах XXI века является тотальное преобразование армии в высокотехнологичную, коммуникативную, информационно-ориентированную и информационно-связанную силу, способную на эффективное выполнение любых стратегических и тактических планов с соблюдением условий жизнеобеспечения и выживания военнослужащих и мирного населения, — формулирует сегодняшнюю ИТ-концепцию Министерства обороны США начальник департамента ИТ Генерального штаба (G-6 Department) и верховный CIO американской армии генерал-лейтенант Стивен Бутелль. — Нынешняя перестройка армии проводится, конечно же, не на пустом месте: в процессе разработки и внедрения современных ИТ-методов, средств и решений мы учитываем опыт, накопленный в практической инновационной деятельности корпуса связи и других подразделений и родов войск ВС США, уроки боевых действий, полученные в ходе военных операций последних лет — „Бури в пустыне“ и „Несокрушимой свободы“, Персидского залива и Афганистана, а теперь еще и Ирака».

По свидетельству генерала Бутелля, Пентагон создает систему информационных сетей и центров информационной безопасности в виде самостоятельного армейского ИТ-предприятия. Такой подход дает возможность выстраивать единую и объективно не зависящую от каких-либо конкретных внутренних и внешних условий информационную базу, предназначенную для поддержки функционирования многочисленных локальных сетей и систем. В качестве центрального ИТ-подразделения ВС США департамент G-6 занимается снабжением стратегических, тактических и оперативных информационных систем вооруженных сил необходимыми программами, программными комплексами и средствами информационной безопасности. И именно как независимая технологическая структура оборонного назначения это ведомство прибегает к использованию рыночных механизмов и коммерческих операций, в частности для замены устаревшего оборудования современным. Один из последних примеров подобного рода — реконструкция «унаследованной» системы мобильной абонентской связи (Mobile Subscriber Equipment, MSE) и превращение ее в высокопроизводительную тактическую сетевую коммуникационную систему (Warfighter Information Network-Tactical System, WIN-T).

Кроме того, G-6 занимается постоянным совершенствованием собственной централизованной системы AKE (Армейского комплекса знаний — Army Knowledge Enterprise), которая определяется ее авторами как целая самостоятельная военная ИТ-доктрина, включающая необходимость внедрения нового поколения спутниковых коммуникаций, разработку специализированных сетевых технологий, возведение на их основе многочисленных локальных оперативных сетей и их масштабную интеграцию в глобальное информационное пространство с возможностью эксплуатации всех доступных ресурсов открытых ИС. «В более узком трактовании и в виде уже частично реализованного на сегодняшний день проекта, — рассказывает Говард Такер, представитель главного гражданского подрядчика службы Стивена Бутелля — компании CherryRoads Technologies Inc., — АКЕ представляет собой разветвленный портал ВС США, функционирующий при поддержке закрытой армейской сети Secret IP Router Network. АКЕ обслуживает сейчас около тысячи армейских объектов, обеспечивая офицерам и солдатам доступ к полумиллиону документальных источников и осуществляя свыше трех миллионов поисковых операций ежедневно. Помимо этого, система выполняет функции электронного хранилища учетных данных о военнослужащих, позволяет проводить множество финансовых операций и осуществлять почтовый обмен».

Немаловажным условием реализации концепции АКЕ является функционирование созданного департаментом G-6 Командного сетевого технологического центра (Network Enterprise Technology...

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2019 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.