Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Вопросы легализации программного обеспечения в Украине

Дата: 08.01.2004
Источник: crime-research.ru
Автор: Андрей Белоусов


staff/Belousov.jpg В последние несколько лет государственные службы Украины пошли на поводу у нескольких зарубежных мегакорпораций, отстаивающих исключительно собственные бизнес-интересы. В результате за два года под знаменем «борьбы с контрафактной продукцией» была не только уничтожена отечественная отрасль производства лазерных носителей (из восьми заводов в настоящее время работают только два, причем примерно на 7% от проектной мощности), но и запущен механизм планомерного уничтожения бизнес-предприятий и учреждений науки, специализирующихся в области высоких технологий. Предприятия закрываются налоговыми службами совместно с юридическими представителями зарубежных корпораций - за использование нелицензионного программного обеспечения. А их компьютеры - конфискуются. Таким образом, во имя исполнения одного закона грубо нарушается ряд других [1].

Сложившаяся ситуация является результатом, кроме всего прочего, долгосрочной политики и перспективных планов зарубежных компаний. Нелицензионное программное обеспечение для компьютерных платформ архитектуры IBM-Intel (позднее – Microsoft-Intel, или «WIntel», Windows-Intel, от названия наиболее популярной операционной системы производства Microsoft) широко распространялось на территории третьих стран с середины 80-х годов. Это была единственная платформа, под которую распространялось нелицензионное программное обеспечение (ПО), и единственная бизнес-ориентированная промышленная платформа, «железо» для которой можно было приобрести вообще без ПО.

Последнее обстоятельство существенно, поскольку именно таким путем шел наиболее массовый, то есть наименее обеспеченный, покупатель.

Этот аспект крайне важен также в стратегическом плане. Например, практически невозможно было (да и сейчас невозможно!) приобрести без предварительно установленных программ компьютер Apple Macintosh, Sun или SGI (платформы – конкуренты WIntel) – поскольку они никогда не продавались без программного обеспечения. В результате случаи использования пиратского ПО на этих платформах были единичны. Но и такого распространения, как PC платформы Microsoft-Intel, эти типы компьютеров, естественно, не получили.

Почти никак не препятствуя в течение примерно 15 лет применению нелицензионных пользовательских программ, союз Intel-Microsoft получил мировое господство в своей сфере как наиболее распространенная платформа.

Ситуация в странах третьего мира складывалась так, что в случае жесткой политики относительно ПО рынок персональных компьютеров там не сформировался бы вообще, поскольку стоимость коммерческого ПО, как правило, в несколько раз выше стоимости персонального компьютера, а на необходимость разработки собственного ПО национальные правительства длительное время не обращали внимания. Последовательно придерживаясь политики широкой продажи «компьютерного железа», которое комплектовалось крадеными программами (или с которым пользователи «разбирались» самостоятельно, что, по сути, то же самое!), WIntel смогла сформировать полноценные аппаратные рынки, которые находятся теперь в жесткой зависимости от политики применения программного обеспечения. Собственно, благодаря этой политике обе корпорации и стали тем, чем они есть сегодня. Ведь Intel, прямо или косвенно (как оплату за использование лицензий на производство), уже получила и получает свои деньги за процессоры и другое «железо». А в Microsoft с освоением рынков не только росли закупки ПО (особенно корпоративные), но и формировалась долгосрочная перспектива, выраженная как жесткая зависимость от программного обеспечения одного производителя.

Ужесточение лицензионной политики началось как раз на рубеже веков: десятки государств, десятки тысяч фирм и сотни тысяч (если не миллионы) частных лиц внезапно оказались в списке «преступников» и «должников».

Внутренняя украинская ситуация также крайне важна. Несмотря на то, что фабричной украинской пиратской продукции на рынке практически нет, на улицах центральных городов Украины масса торговых заведений продает нелицензионную продукцию (в основном российского производства). Характерно, что все они имеют торговый патент и платят налоги с продаж – то есть легально существуют, по крайней мере, на уровне местных властей и на уровне взаимоотношений с казной.

Самым важным для большинства украинских пользователей - от частных лиц до предприятий и организаций - является ценовой аспект. Стоимость однопользовательской операционной системы от Microsoft в коробочном варианте лежит в пределах от 140 до 400 долларов (стоимость ОЕМ-версии, то есть такой, которую разрешено устанавливать лишь при сборке самого компьютера, – от 75 долл., но это существенно упрощенный вариант, например, Windows XP Home Edition). Стоимость серверных операционных систем наиболее применяемых конфигураций – от 869 до 1430, набора офисных пакетов – от 440 до 600 долларов США. И здесь напрашивается ряд выводов:
1. Стоимость компьютера на платформе Intel или AMD наиболее массовой сборки сегодня в Украине колеблется от 450 до 550 долларов. Отсюда видно, что набор даже минимально необходимого ПО раза в полтора-два превышает цену «железа», что делает компьютеризацию недоступной для среднего украинского гражданина (равно как и правительственных институтов!). Если стоимость программного обеспечения в 10 раз выше средней по стране зарплаты, а данные сохраняются в закрытых коммерческих стандартах – не может быть и речи о «свободном доступе граждан» к технологическим достижениям и социально важной информации, а значит, становится невозможным и выполнение соответствующих конституционных норм.
2. Законны или нет сегодняшние требования иностранных софтверных корпораций: в любом случае они никак не соответствуют ни реальным возможностям среднего украинского пользователя, ни общему уровню жизни в стране.
3. Действительно беспрецедентные нынешние скидки со стороны Microsoft, предоставляемые Украине, ни на что не повлияют. Ведь при отсутствии собственной расширяющейся производственной базы и при дальнейшей деградации собственного производства программного обеспечения страна, дополнительно оплатив обучение пользователей и построив на предлагаемой базе государственную инфраструктуру обмена информации, вынуждена будет каждый год-два тратить все большую сумму на «апгрейды» ПО от того же производителя. Таким образом, зависимость от коммерческого ПО зарубежного софтверного гиганта будет возрастать вместе с объемами необходимых на легализацию средств.
4. ПО от Microsoft относится к разряду «корпоративного ПО» с закрытыми исходными кодами. То есть пользователь получает программу лишь в «откомпиллированном» (то есть готовом для использования) виде и никоим образом не может получить доступ к исходному коду программы, чтобы посмотреть, как и что в ней реализовано [2]. В свете принятых в США после 11 сентября жестких мер по обеспечению национальной безопасности, а также учитывая скандалы, возникавшие ранее в связи с обнаружением в коммерческом ПО «лазеек», прозрачных для служб безопасности страны-изготовителя (как и по поводу различных скрытых от пользователя программ идентификации собственника компьютера, его локализации и установленных на компьютере программ), - нет никакой уверенности, что использование этого ПО в государственном и бизнес-секторе полностью безопасно. В настоящее время на «легальном» рынке интеллектуальных продуктов повсеместно и беспрепятственно практикуются такие явления: монополизация; навязывание услуг и товара; дезинформация о реальных свойствах товара; активное удержание потребителя в зависимости; скандальная и нечестная реклама; массовая продажа брака; нечестная конкуренция; нарушение разнообразных прав потребителя; навязывание собственных государственных, отраслевых, национальных стандартов, принципов, традиций и ограничение естественных свобод личности; полное отсутствие гарантий и равновесия прав сторон, обязательных для цивилизованного рынка.
5. Ориентация только на ПО зарубежного коммерческого производителя – это гарантированный путь к двум неприятным вещам:
а) уходу значительных средств за рубеж – а в силу массовой потребности в ПО можно говорить и о механизме «вымывания» денег с территории страны;
б) уничтожению не только собственных высокотехнологичных отраслей, но и соответствующих им профессий и школ подготовки как таковых.

Таким образом сектор создания ПО будет «выключен» из национальной экономики. Противостоять этому можно путем создания для госсектора (и не только!) информационных систем, основанных на открытых (то есть описанных и не имеющих ограничений к использованию) решениях, протоколах и форматах данных. А стало быть – и путем организации для этой крайне важной в современном мире отрасли государственного заказа.

Практика показывает, что сложность разрабатываемых сегодня для нужд украинских государственных учреждений программ (обмена стандартной отчетностью, передачи банковских данных, пакетов обеспечения работы бухгалтерии) невелика на данном этапе. Вместе с тем в Украине (и России) есть разработки, которые вполне могут составить конкуренцию западным (в области систем создания Интернет-ресурсов, поддержки баз данных, распознавания шрифтов и т.п). Однако продукция западных компаний оказывает на эти разработки все большее давление и, в конце концов, устраняет их с локального рынка за счет лучшей поддержки и рекламы. Соответственно меняется и структура производственных сил страны: все меньшая доля специалистов оказывается занятой в научно-техническом секторе, а из числа занятых большинство людей попадают в дистрибьюторские отделы западных компаний-монополистов и перестают заниматься самостоятельными разработками. Таким образом, собственная технологическая школа заменяется сертификационными курсами зарубежных компаний.

Ускоренному сползанию к «обществу потребления и...

Добавить комментарий
2004-08-09 16:12:22 - Ув. Андрей. Подскажите пожалуйста, где... Евгений
Всего 1 комментариев


Copyright © 2001–2019 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.