Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Эстония почувствовала на себе раздражение Москвы

Дата: 22.04.2008
Источник: Inopressa.ru


hack/id_th2.jpg Почти весь мир давно позабыл о ссоре Эстонии с Россией год тому назад, когда поставки нефти в эту страну Балтии были перекрыты, а ее высокотехнологичная экономика подверглась массированной хакерской атаке. Но Эндель Сифф не забыл.

Сифф, один из ведущих эстонских бизнесменов, сделал состояние на транспортировке российской нефти через Милстрандский нефтяной терминал, содержавшийся в полном порядке и занимавший 14 гектаров на побережье Балтики, а также другие объекты. Поскольку цены на нефть бьют рекорды по всему миру, бизнес у Сиффа, казалось бы, должен идти хорошо. Но Милстранд, председателем наблюдательного совета которого является Сифф, подал заявку на свое превращение в элитный торговый центр. Оборудование терминала планируется погрузить на баржу и продать тому, кто дороже всех даст. Причина в том, что российские нефтяные компании так и не возобновили поставки нефти в объеме, необходимом для работы Милстранда.

Печальная судьба терминала – практический пример, демонстрирующий, что может произойти, когда политическая обидчивость России на соседние страны сочетается – официально или неофициально – с тем могуществом, которым она обладает как экспортер природных ресурсов. Негативные последствия могут продолжаться еще долго после того, как сообщения о ссоре, с которой все началось, исчезнут с первых полос газет.

Транспортировка нефти по Балтийскому морю в целом растет, но российские нефтяные компании в значительной мере перенаправили свои транзитные потоки из Эстонии на новопостроенные терминалы – например, в Приморск и Усть-Лугу близ Санкт-Петербурга. В последние годы Россия временно перекрывала поставки природного газа в Украину и Белоруссию, а также прекратила поставки нефти Латвии и Литве; сохраняется эмбарго на торговлю с Грузией. Многие аналитики полагают, что российский президент Владимир Путин выбрал Дмитрия Медведева в качестве своего преемника, чтобы упрочить свою манеру использовать природные богатства России как геополитический рычаг; избранный президент РФ – председатель совета директоров "Газпрома", гигантской государственной энергетической компании. Высокопоставленные представители российского правительства публично не признают использования подобных рычагов.

Ответные меры Сиффа демонстрируют неотъемлемое слабое место любой стратегии, которая направлена на то, чтобы наказать самостоятельно мыслящих соседей путем экономического давления. Эстония, в 2004 году вступившая в ЕС и НАТО, теперь в основном торгует не с Россией и все более основывает свою экономику на секторе услуг, а также высоких технологиях и других отраслях, которые не столь зависимы от ее богатого природными ресурсами соседа. Грузия по-прежнему активно добивается своего принятия в Североатлантический альянс, чем крайне раздражает Москву, и мощной поддержки в ЕС со стороны таких стран, как Эстония, которые тоже подвергаются нажиму России.

Если только приток российской нефти не возобновится – что в ближайшей перспективе выглядит маловероятным – Milstrand планирует реконструировать свой терминал, дабы воспользоваться ростом розничного потребления в Эстонии. Единодушно одобренный советом компании план, ожидающий визирования органами городского хозяйства, предполагает демонтаж резервуаров и трубопроводов, превращение трех подземных резервуаров, сооруженных в советское время таким образом, что они могут выдержать взрыв атомной бомбы, в резервуары для городского водопровода, а также строительство торгового центра.

"Если мы это сделаем, то просто все демонтируем, сложим на баржу и продадим тому, кто больше даст", – сказал 50-летний Сифф, глядя из окна своего кабинета на белоснежные резервуары, опрятные газоны и железнодорожную ветку терминала. Милстранд – седьмой по величине терминал в Эстонии, вместимость его хранилищ составляет 125 тыс. кубометров.

Для Сиффа подобный подход знаменует необычайную метаморфозу. На момент распада СССР в 1991 году он занимал место весьма выгодное в том, что касается деловых связей, – был менеджером по проектам и заведовал экспортом в одной из советских торговых организаций. После того, как крохотная Эстония вернула себе независимость, Сифф воспользовался своим положением, опытом и деловой хваткой, чтобы войти в число крупнейших магнатов страны. Его компания N-Terminal и нидерландская Voorsterburgh Investeringen являются совладельцами Милстранда.

Затем произошла ссора, с кульминации которой на будущей неделе исполнится год, – конфликт из-за судьбы советского памятника павшим воинам, "Бронзового солдата", имеющего деликатное символическое значение. Когда власти Эстонии перенесли памятник из центра Таллина на кладбище в пригороде, проигнорировав возражения России, этнические русские устроили беспорядки в Таллине и предприняли осаду посольства Эстонии в Москве, а российские хакеры, согласно утверждениям эстонских властей, развязали санкционированную государством "кибервойну" против виртуальной инфраструктуры Эстонии. Ссора также стала катализатором неофициального торгового бойкота.

Тогда как насилие на улицах и хакерские атаки в киберпространстве скоро прекратились, объемы транспортировки нефти "к сожалению, не восстановились", отмечает Урмас Гласе, официальный представитель эстонской железнодорожной компании Eesti Raudtee. По данным железнодорожников, после инцидента с "Бронзовым солдатом" ежемесячные объемы транзитной перевозки нефти из России уменьшились примерно на треть. Резко уменьшились также объемы перевозки таких грузов, как лес, бумага, металлы и химические вещества.

В других областях Балтии ситуация с транзитом нефти обстоит совсем иначе. Приморские терминалы по всему Балтийскому морю за прошлый год перекачали 170 млн тонн нефти, в основном из России, направляющейся в Датские проливы – это на 13% больше, чем в 2006 году, и примерно на 113% больше, чем в 2000, сообщает Хельсинкская комиссия, межправительственный орган, осуществляющий мониторинг морских перевозок в регионе.

Объемы торговли Эстонии с другими государствами-членами ЕС намного превосходят объемы ее торговли с Россией, но если российские компании перенаправляют свои торговые связи по другим маршрутам, фирмы в этой маленькой стране, работающие в сфере транзита, болезненно это чувствуют. В начале апреля министерство финансов Эстонии пересмотрело свой прогноз роста ВВП в стране в сторону уменьшения, до 3,7% – это самая низкая отметка с 1999 года, когда местный бизнес сильно пострадал от финансового кризиса в России. Главной причиной замедления является внутренняя динамика экономики, но такие международные факторы, как глобальный кредитный кризис и спад коммерческих перевозок российских грузов, тоже оказывают свое воздействие.

В Эстонии найдется немного компаний, которым был нанесен столь прямой урон, как Милстранду. В 2006 году терминал перевез 1,7 млн тонн российского дизельного топлива, но за прошлый год – менее 400 тыс., причем на второе полугодие пришлось всего 24 тыс. Все, что поступает на терминал, "доставляют независимые торговые компании", поясняет Гаспард Боот, который, как и Сифф, входит в наблюдательный совет Милстранда.

"Конечно, у нас есть связи с российскими нефтяными компаниями. Мы можем оказывать на них давление, но мы же не можем сдвинуть горы", – сказал он, отметив, что Россия финансово заинтересована в перенаправлении транзита на свои собственные предприятия по экспорту нефти на Балтике. За последние десять лет Москва вложила в них миллиарды, построив Приморский терминал и другие, где, по словам Боота, для российских компаний расходы невелики, так как в отношении тарифов для них существует "режим позитивной дискриминации".

Некоторые компании вкладывают средства в эстонскую инфраструктуру транзита нефти именно сейчас, в период спада на рынке. Вскоре после инцидента с "Бронзовым солдатом" нефтеторговая компания Mercuria Energy Group, зарегистрированная в Швейцарии, приобрела терминал Eurodek в Таллине. "Конечно, мы зарабатываем меньше по сравнению с доходами терминала два года тому назад, – говорит Дэвид Энзор, вице-президент Mercuria по связям с общественностью. – Мы считаем этот терминал хорошим долговременным стратегическим капиталовложением".

Напротив, предложение Сиффа закрыть Милстранд – план, который, по словам Боота, осуществится с "90-процентной вероятностью", причем заявка на реконструкцию уже подана – демонстрирует, что как минимум некоторые транзитеры нефти в регионе, работающие за пределами России, предпочитают ничего не дожидаться либо полагают, что им это не по карману. Со временем подобные шаги чреваты тем, что российские компании больше не смогут пользоваться такими балтийскими портами, как эстонские, – портами, которые замерзают реже, чем российские, и, соответственно, работают надежнее.

"Транзит – не лучшая отрасль, в которой стоит работать, – сказал Сифф. – Теперь меня всерьез интересуют высокие технологии". По его словам, он инвестирует средства в разработки лазерного оборудования, которые осуществляются в Северной Каролине; экспериментальные образцы выпускаются на рынок в ЕС.


Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2021 Computer Crime Research Center

CCRC logo