Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Укрпромбанк - Кабмин и Нацбанк в раздумье

Дата: 18.08.2009
Источник: Epravda.com.ua


card/44444.jpg При первом взгляде на Теймура Багирова могут всплыть ассоциации с "западниками". Так в начале нынешнего века называлась золотая молодежь, которая устроилась работать в украинские подразделения зарубежных компаний.

Этих людей всегда отличала странная для славян гордость своим работодателем. К ней добавлялись знание одного или нескольких иностранных языков, прохождение стажировки за рубежом и непонятные большинству словечки вроде Gmat или cash-flow.

На самом деле, у Багирова еще более продвинутая школа - минфиновская. Это он и еще несколько молодых людей под руководством Игоря Митюкова занимались реструктуризацией долгов по украинским ОВГЗ в конце 1990 годов.

После успешного завершения процесса Багиров и еще двое партнеров создали компанию "Арта", которая стала заниматься сложными финансовыми сделками. В частности, в 2003 году они создали схему долгосрочного рефинансирования под облигации "Укрзалізниці", а позже занимались долгами "Нефтегаза Украины", ряда банков и компаний.

Помимо основной работы, Багиров успел поработать с Виктором Ющенко и Сергеем Тигипко. И все же, несмотря на огромный послужной список, назначение Багирова на пост директора департамента по вопросам участия государства в капитализации банков было неожиданностью.

Позже выяснилось, что перейти в Минфин ему предложил приятель - исполняющий обязанности министра финансов Игорь Уманский.

Вскоре государство купило первые три банка- "Родовид", "Киев" и Укргазбанк. Решения принимались настолько долго и тщательно, что стало очевидным: Минфин скорее не купит, чем купит быстро и непонятно что.

Вероятно, именно поэтому уже очень долго правительство не может сказать, будет ли оно национализировать очень неоднозначные Надра Банк и Укрпромбанк.

При разговоре с Багировым становится понятно, почему Минфин ведет себя именно так. Осторожность - его фирменная черта. Учитывая, какими суммами приходится оперировать, это действительно бесценное качество.

- Недавно в одном банке, который просил о рекапитализации, мне жаловались, что изначально они рассчитывали на поддержку государства совсем в другом смысле - так, как это делается в Штатах и в Европе. Чтобы государство выкупало привилегированные акции, но не участвовало голосами в управлении, а через несколько лет частные собственники могли выкупить бумаги обратно. Так вот, в банке сказали: то предложение Минфина - это не рекапитализация, а национализация. Так все-таки, о чем идет речь?

- Не хотелось бы комментировать, каковы были изначальные предпочтения того или иного банка. Если бы государство выкупало 10% капитала, возможно, такая логика могла бы сработать.

Мы сегодня занимаемся пятью банками, которые находятся в очень тяжелом состоянии. И я с трудом представляю себе, как государство может через механизм привилегированных акций вложить в капитал банка миллиарды денег налогоплательщиков и при этом не получить никакого контроля.

Если государство вливает деньги налогоплательщиков, оно обязано за них ответить. А для этого государство хочет иметь контроль. Очень просто.

- А почему так затянулась процедура разработки нормативных документов, касающихся рекапитализации? Принятие решений по "Родоводу", "Киеву" и Укргазбанку заняло почти полгода.

- Я не согласен с посылом, что была какая-то задержка. Сейчас август. Официальное предложение Национального банка по рекапитализации мы получили в середине апреля. При этом это предложение не соответствовало обновленному порядку, утвержденному Кабинетом министров.

Оно не устраивало нас не только с формальной, но и с экономической точки зрения. Помимо всего прочего, из предложения не было понятно основное - сколько процентов акций государство получит в обновленном капитале банка, и какова фактическая величина уставного капитала банков на дату предложения.

Изначально мы видели два варианта определения этой доли. Согласно первому, Минфин бы сам провел оценку банка как бизнеса, и пришел к выводу, сколько он сегодня стоит. Концепция, вроде бы, базируется на рыночной практике.

Однако в нашем случае все оказалось сложнее, поскольку в процесс вовлечены государственные деньги, множество личных интересов. Также Минфин не имеет технических возможностей для проведения оценки. Нам пришлось бы привлечь к оценке третьих лиц. А это - сами понимаете...

- Возникнет вопрос: кому и сколько заплатили?

- Это возможность и для злоупотреблений, и для серьезного давления, и для субъективного фактора.

Понимая это, мы договорились с Нацбанком как с регулятором и как с наиболее компетентным и институционально подготовленным учреждением, чтобы он определил сумму, необходимую для докапитализации каждого учреждения.

И чтобы он же определил уточненный размер уставного капитала, который соответствует сегодняшней действительности. Вот эти две базовые цифры и составляют основу предложения по рекапитализации того или иного банка, параллельно с углубленной финансовой и юридической информацией.

Пока проводились все необходимые мероприятия, прошло время. Повторюсь, я не могу согласиться с утверждением, что произошла задержка. После серьезной подготовительной работы мы поняли, как все должно быть сделано технически. Нюансов очень много, а государство никогда этим не занималось.

Мировая практика показывает, что поспешные решения приводят к обратному результату. Если бы мы поспешили и приняли решение в апреле, то сегодня столкнулись бы с техническими и юридическими проблемами, а также с рисками, которые могли бы нанести прямой убыток государству.

Хочется выстроить процесс профессионально, чтобы не было стыдно за принятые решения. Тем более что мы отвечаем не только за бюджетные деньги, но еще и за стабильность банков, которые попадают на рекапитализацию.

- А что именно предлагал Нацбанк в апреле? Почему вы говорите, что его предложение вам не подошло?

- Предложение было неполное. Оно базировалось на устаревших данных диагностики, проведенной в декабре или в начале января. В нем не хватало данных, которые позволили бы Кабмину принять решение.

Поэтому мы обратились к Нацбанку и попросили, чтобы он переделал свою информацию, привел ее в соответствие с формальными требованиями постановления Кабмина и просто помог нам принять это решение.

Регулятор все это сделал профессионально и в срок, что позволило нам оперативно принять решение по трем банкам.

- Насколько быстро?

- Уже в мае он подал повторное предложение о капитализации трех банков, то есть относительно быстро. На уточнение предложения ушел примерно месяц.

Рекапитализацию провели, и сейчас в банках идут внутренние организационные мероприятия. У нас на повестке дня еще два учреждения, относительно которых с предложением обратился Национальный банк.


- Скажите, в отношении "Надр" и Укрпромбанка вопрос внешнего долга - это формальность, или это действительно настолько принципиально? Внешние кредиторы - разумные люди. Они не хотят подписывать соглашение о реструктуризации, потому что сразу же переместятся в хвост очереди кредиторов. Если государство откажется капитализировать банк, они вообще ничего не получат.

- Правильно, но мы же говорим о другом. До захода в банк мы хотим понимать, на каких условиях эти долги будут реструктуризированы. От этого зависит дальнейшая деятельность банка. Если этого не сделать, будет очень странно.

Когда брались внешние кредиты, никто не рассчитывал на кризис 2009 года. Будет очень странно, если государство зайдет в банк и первым делом начнет рассчитываться с внешними кредиторами. Кроме того, денежный поток банка должен измениться таким образом, чтобы он мог не только выжить, но и развиваться, в частности, необходимо изменить показатели долговой нагрузки.

Именно поэтому мы рассчитывали, что кредиторы банка должны нести часть рисков, связанных с его деятельностью. То есть мы готовы рассмотреть вопрос о рекапитализации, если будет понятно, на каких условиях эти долги будут реструктуризированы. Однако мы хотим заранее зафиксировать условия.

- Скажите, по какому принципу отбирались люди, которые станут председателями правлений капитализированных банков? Я понимаю, что формально - исходя из уровня профессионализма. Однако тендера все-таки не было, или он был очень закрытым. А когда много тайн, всегда есть повод сказать, что существует необъективность.

- На этот случай есть четкая нормативная база. Во всех банках сегодня работает временная администрация. Временный администратор имеет полномочия и обязанности по широкому кругу вопросов, включая назначение руководства.

Временные администраторы получат рекомендации с нашей стороны и назначат председателей правления. Их фамилии, пожалуй, уже всем известны.

- А по какому принципу вы выдаете рекомендации?

- Это решение принимает руководство правительства. Впоследствии, когда будет выведена временная администрация, вступят в силу обычные нормы и процедуры относительно назначения руководства.

- Сталкивались ли вы со случаями исков со стороны миноритарных акционеров трех банков, в которые государство вошло капиталом?

- Такой риск, безусловно, есть, но если вы спросите меня как представителя Минфина, я персонально с этим не сталкивался. Может, кто-то другой сталкивался.

- В СМИ опубликованы сильные доказательства того, что из Надра Банка, Укрпромбанка и, похоже, из "Родовода" бывшие собственники вывели деньги. Будет ли Минфин, Кабмин и Нацбанк предпринимать какие-то действия, чтобы вернуть эти деньги? Не говоря уже о том, чтобы наказать должностных лиц, которые...

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2021 Computer Crime Research Center

CCRC logo