Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Исповедь "удаленного" лоха

Дата: 21.06.2006
Источник: Киевский регион
Автор: Валентин Ковальский


etc/research2.jpg Прогресс в деле мошенничества шагнул наконец в XXI век! Если раньше вам (чтобы вас же надуть) могли предложить в виде «высокооплачиваемой надомной работы» какую-либо макулатуру, которую якобы надо заполнять, но вначале внести «залог» (навсегда), то сейчас этот вид околпачивания простаков обрел изумительную виртуальную сущность

Эта интернет-история началась с поступившего на мой личный сайт довольно заманчивого предложения: «Наша компания сотрудничает с разными информационными каналами издательской сферы, предоставляющими текстовой материал для обработки как грамматических, так и структурных ошибок в текстовом редакторе Word. У нас насчитывается 128 удаленных редакторов (в будущем их будет 400). Это довольно выгодно как издательским структурам, так и нашей компании…»

Так я познакомился со своим будущим «работодателем», представившимся неким Павлом Антоновым. Вначале он прислал «контрольный» 9-страничный текст (кстати, ошибки там были на уровне Вовочки из шестого класса), а потом с радостью сообщил, что у меня — высокий уровень профессионализма: по 12-бальной шкале — «десятка»! Польщенный столь лестным отзывом, я сразу прикинул размер будущего заработка: за каких-нибудь три-четыре часа, потраченных на форматирование и вычитку 30-40 страниц, причем не мелко, а крупно набранного текста, мне, «удаленному» работать на домашнем диване, «светило» 90-120 гривень. В день!

Но как только я загорелся желанием поработать, господин Антонов несколько озадачил меня неожиданным требованием: «Для входа в наш электронный коллектив нужно получить регистрацию. Эта услуга стоит 25 гривень. Она обусловлена затратами на обслуживание базы данных пользователей. Высылаю вам номер нашего счета — U218271598840. Желаю удачи!».

Осчастливленный двенадцатизначным номером присланного счета, я тем не менее двинулся на почту. Журналистская интуиция подсказывала: здесь есть что-то небезынтересное! И подтверждение своему предположению я получил сразу же. В окошке для приема денежных переводов мне сообщили, что без указания адреса перечислить плату за «услугу»… невозможно.

В связи с этим я снова написал письмо «работодателю». Он в ответ любезно объяснил, что для отправки «регистрационной» суммы нужно зайти на сайт платежной системы Вебмани, «скачать» из нее программу и создать свой электронный кошелек. Но я объяснил ему, что у меня, как у человека, не знакомого с интернет-платежами, возникла проблема перевода наличных денег в электронные. И тогда господин Антонов предложил обратиться за помощью к «дилеру» — некоему Николаю Прохоренко: мол, он пришлет на мой счет «регистрационные» 25 гривень, а я, в свою очередь, должен на эту же сумму пополнить счет на его мобильнике…

Для доказательства своей честности Прохоренко первым прислал на мой кошелек свои 25 гривень. Подивившись такому доверию, я решил узнать номер телефона киевского представительства Вебмани и пообщаться, так сказать, «вживую». Каково же было мое удивление, когда мне сообщили, что «сотрудников по форматированию текста» у них отродясь не бывало, а господа Антонов и Прохоренко вообще никакого отношения к Вебмани не имеют! После этого я снова заглянул в свой кошелек и… обнаружил, что «вытащить» из него «прохоровские» 25 гривень невозможно! Хитрый «дилер» не прислал код протекции (т.е. свой пароль) и таким образом заблокировал мне доступ к деньгам (которые снова вернулись к своему хозяину).

Но больше всего поразило другое: «работодатель» Павел Антонов и «дилер» Николай Прохоренко оказались… одним и тем же лицом (!), скрывающимся за двумя почтовыми ящиками. Мое расследование таким образом было завершено.

— К сожалению, интернет-мошенничество застало врасплох следственные органы, оказавшиеся не готовыми к борьбе с этим новым социально-правовым явлением, — рассказывает директор Центра исследования проблем компьютерной преступности Владимир Голубев. — Раскрытие таких преступлений осложняется поисками доказательств. В специальных знаниях нуждаются не только правоохранительные, но и законодательные органы. Юристу непонятны новые термины информтехнологий, а «технарю» — объекты и субъекты преступлений. Я эту проблему понимаю, поскольку являюсь одновременно и инженером-электронщиком, и кандидатом юридических наук. По нашим данным, большинство интернет-преступлений — 57 процентов — это воровство персональных данных (фишинг), 13 — мошенничество с пластиковыми карточками (кардинг), 10 — аукционы в Сети, 5 — виртуальные браки, 5 — финансовые пирамиды, другие — 10.

— Мошенничество — проблема всего Интернета, а не отдельно взятой системы, сервиса, сайта. Впрочем, положа руку на сердце, честно себе признаемся, что и в реальной жизни его предостаточно, — говорит Никита Сенченко, директор по развитию «Украинского Гарантийного Агентства» компании-гаранта WebMoney в Украине. — В частности, только в нашей системе есть уникальный для Интернета арбитражный сервис, построенный по принципу настоящего третейского суда. Его задача — разрешать споры, возникающие между участниками системы и связанные с ее использованием. Обманутый участник может подать иск в арбитраж, после чего формируется комиссия из трех арбитров (арбитром может быть сотрудник системы либо опытный пользователь), которая рассматривает все обстоятельства конфликта и доводы сторон и принимает справедливое решение большинством голосов. Иски могут касаться невыполнения условия торговой сделки, обмана, ненадлежащего оказания услуги и т.д.

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2019 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.