Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Из-за госрэкета IТ-бизнес может исчезнуть

Дата: 05.06.2014
Источник: Cybersafetyunit.com


cybercrime/56248_main.jpg Если следователь включает фантазию, то любую компанию может назвать преступной

Предприниматели в рамках нашего спецпроекта «Стоп! Беспредел» продолжают присылать в редакцию «Вестей» факты госрэкета, замаскированного под заботу об интересах бюджета. Сегодня мы публикуем историю о давлении на три киевские IТ-компании, деятельность которых, благодаря действиям налоговиков, оказалась парализована.

Рабочий день в бизнес-центре в Святошинском районе столицы, где располагается офис десятка IТ-компаний, неделю назад начался с того, что на один из этажей ворвалась налоговая милиция. Силовики приказали программистам оставить телефоны на рабочих местах, не трогать компьютеры и молча наблюдать за тем, как роются в их личных вещах. В процессе обыска милиция сделала все, чтобы компания не смогла дальше работать: были изъяты документы, печати, а также персональные компьютеры и серверы. И если без первых работать можно, то без компьютеров писать программы — нет. «У правоохранителей есть и юридические основания, и технические возможности для того, чтобы технику не изымать, а просто копировать данные и изучать их сколько угодно. Поэтому такие решения выглядят как выполнение заказа со стороны конкурентов», — отмечает Виктор Валеев.

Одновременно производилось психологическое давление на сотрудников: их пугали, что они стали соучастниками преступлений и лучше как можно скорее уволиться. Людей держали за закрытыми дверями более 10 часов, в течение которых никто даже не объяснил, в чем и кого именно обвиняют, а следователь от всех вопросов отмахивался. Лишь под конец дня один из правоохранителей оговорился, что проводятся следственные действия в рамках уголовного производства. Сотрудники тут же на помощь позвали адвоката, но его, вопреки требованиям законодательства, не допустили даже наблюдать за действиями силовиков.

Как выяснилось позднее, поводом для обыска стало постановление суда по запросу следователя, который решил, что одна из компаний, расположенная в бизнес-центре, занимается минимизацией налогообложения. Основания: среди их контрагентов были предприятия... с признаками (!) фиктивности. То есть никаких доказательств этому нет, а есть лишь предположение следователя, на основании которого он попросил судью разрешить обыск. В запросе была сформулирована версия о том, что компания за прошлый год привлекала к своей работе подрядчиков (другие IT-компании) и сэкономила на налогах порядка 2,5 млн грн, которые не пошли в бюджет в виде НДС и налога на прибыль. Соучредителей предприятия, работающего с 1995 года, назвали организаторами преступной группы, хотя они последние пять лет даже не занимаются его оперативным управлением (никто из них не занимает должность директора). По такой же логике преступной группировкой можно назвать любую украинскую компанию.

«Привлечение подрядчиков к выполнению работ является обычной практикой в бизнесе, в том числе и в IТ-отрасли», — отмечает Валеев. Часто без этого выполнить проекты просто невозможно (у кого-то есть эксклюзивные лицензии и специалисты, у кого-то — эксклюзивные договоры с телекоммуникационными компаниями). Законом не запрещено подрядчикам работать еще с кем-то и перечислять деньги за услуги. Но если следователь включит фантазию, то вполне может нарисовать схему увода денег, аргументировав это тем, что компания обязана сама выполнять вообще все работы. «Если такую же логику применить к другим видам бизнеса, то автотранспортное предприятие обязано содержать сеть АЗС и выпускать запчасти, а строительные компании — добывать щебень и песок», — говорит Виктор.

Кроме того, следователи в ходе обыска предъявили компании устную претензию в том, что, кроме подрядчиков-юрлиц, она сотрудничала с фрилансерами, зарегистрированными как физлица-предприниматели. Но вопросы, касающиеся привлечения фрилансеров к выполнению работ для юрлиц, урегулированы законодательством, а подобные дела рассматривались Высшим административным судом, подтверждавшим во всех случаях правоту бизнеса. «Такого рода действия правоохранителей свидетельствуют либо о незнании этих законов и судебной практики, а следовательно — о правовой безграмотности, либо о желании срубить бабки», — отмечает Валеев.

ПОСЛЕДСТВИЯ: КАЖДЫЙ ОБЫСК — $5–10 МЛН УБЫТКА ДЛЯ СТРАНЫ

IТ-отрасль — одна из немногих, которая стремительно развивается и приносит в страну валюту. Особенностью является то, что, находясь физически в Украине, IТ-компании вполне могут и оказывать услуги, и платить налоги в другой стране. Если попытки отжима денег со стороны контролирующих органов будут продолжаться и дальше, то уже через 2–3 года от крупных технологических компаний может остаться горстка фрилансеров, работающих в тени. Государство не получит ничего из бюджетных поступлений, а квалифицированные кадры просто сбегут из страны — наших айтишников с распростертыми объятиями ждут и в Европе, и в США. Произойдет катастрофа национального масштаба.

Этот вид бизнеса у нас не просит дотаций от государства, хотя в соседних странах, в том числе и в России, на IТ-отрасль выделяют огромные деньги, снижают налоги и создают фонды поддержки. Нашим IТ-компаниям нужна защита от неправомерных действий власти. Виктор Валеев говорит, что каждое уголовное дело против бизнеса обходится стране в $5–10 млн недополученных инвестиций: «Никто не будет вкладывать в страну, где нет правил ведения бизнеса. То есть, выбив методом шантажа и вымогательства 2–3 миллиона гривен, чиновник наносит стране ущерб в разы выше, чем доппоступления от налогов. Айтишники поддерживали Майдан и верят, что ситуация в стране изменится, но шаги новой власти по старой дороге давления на бизнес — возвращение к диктатуре».

Источник: business.vesti.ua

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2017 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.