Online video hd

Смотреть в хорошем качестве hd видео

Официальный сайт maxceiling 24/7/365

Смотреть видео бесплатно

О чем молчит СНБО Украины?

"Мы жили быстро, и время для нас текло медленно, потому
что мы его обгоняли. А теперь мы живем, не спеша,
и наше время плывет скорее..."

Милорад Павич

Приведенная в качестве эпиграфа строка из книги Милорада Павича как нельзя лучше отображает тот эмоциональный повод, который привел к возникновению текущей ситуации на плоскости «интернет – государство».

Конечно, можно было бы говорить об изначальной обреченности интернета ввиду каких-то объективных причин, находящихся в высоких государственных кабинетах. Но подобная позиция ущербна, поскольку сразу же ставит этот самый интернет в соответствующую позу, позволяющую производить с ним любые эксперименты. Хотя, собственно, это и так можно сделать…

Когда в конце прошлой недели в разговоре с одним из украинских контент-производителей зашла речь о возможности лицензирования интернет-проектов, первая реакция была: "А сколько это может стоить?". Сложно говорить о распространенности подобного практического отношения к такой непростой проблеме в местной среде, но можно предположить, что определенная готовность к лицензированию на рынке есть. При этом есть неверие в то, что к интернет-проектам будут предприняты какие-то жесткие меры со стороны государства. Есть и много других объяснений тому, почему у украинских властей может не получиться регулировать интернет.

Но если интернет как среду контролировать и регулировать действительно невозможно, то интернет как пространство вполне этому поддается. Здесь существуют как материальные объекты (сервера, каналы, телефонные линии, компьютеры и т.п.), так и человеческие субъекты (граждане Украины, хозяйственно-коммерческие предприятия и т.д.), которые УЖЕ РЕГУЛИРУЮТСЯ существующими законами, нормами и правилами. Это та реальность, которые многие в своих виртуальных порывах часто не замечают, считая, что им удастся как-то прожить без государства.

Но, собственно, цель этого комментария - не столько рассматривать какие-то возможности или невозможности госрегулирования интернета в целом, а обратить внимание на уже существующую (правда, в несколько декларативном варианте) готовность государства к регулированию информационного пространства в украинском сегменте сети интернет.

АИН уже рассказывал в истории "СНБО Украины играет в прятки" о странной ситуации с документами по поводу состоявшегося 31 октября 2001 года совещания Совета Национальной безопасности и обороны Украины под председательством Президента Украины. Напомним, что по итогам этого совещания на официальном сайте СНБОУ появился документ под названием "О мерах по усовершенствованию государственной информационной политики и обеспечению информационной безопасности Украины". Через несколько часов документ с сервера пропал, и пока мы не располагаем окончательными результатами прошедшего совещания, поскольку в изначальный документ, видимо, вносятся какие-то существенные правки.

Тем не менее, благодаря журналистам интернет-газеты UA Today, мы располагаем изначальным документом СНБОУ, и имеем возможность узнать, что думают государственные мужи Украины об интернете.

Несколько описаний существующих реалий заставляют обратить на себя внимание:

«Происходит перераспределение информационных ресурсов, информация становится тем национальным ресурсом, степень развития и использования которого определяет будущее место конкретной страны в мировой системе экономических и политических отношений».

«Национальное информационное пространство находится на этапе становления, имеет фрагментарный характер и низкий уровень правовой и физической защищенности».

«Медленно и несбалансированно развивается инфраструктура информационной сферы Украины. Значительно отстает от современных требований технологическая база отрасли, что приводит к экономическим убыткам вследствие обесценивания и потери промышленных и информационных технологий, нарушений нормального функционирования систем связи».

«Наблюдаются опасные и противоречивые тенденции в развитии отрасли связи и телекоммуникаций»

Украина же, конечно, не хочет находиться в стороне от общемирового процесса развития. «Органами законодательной и исполнительной власти  в Украине проделана значительная работа относительно создания и функционирования национального информационного пространства, информатизации общественных и государственных институтов, систем защиты информации, нормативно-правового обеспечения информационных процессов».

Более конкретно. «Вопросы становления и развития информационной сферы находятся среди приоритетов деятельности Президента Украины – только в 1997-2000 годах он издал около 30 указов та распоряжений по этим вопросам».

Но не все так хорошо, как хотелось бы и могло бы быть. «Одновременно следует отметить, что общая ситуация в национальном информационном поле и обеспечении его безопасности не только не улучшается, но и становится фактором, превращающимся в чувствительную угрозу национальной безопасности государства». Это очень важный вывод, который вызывает, как правило, только один актуальный вопрос - кто виноват в том, что «общая ситуация в этой сфере не отвечает интересам граждан, общества и государства, а на некоторых направлениях приобретает угрожающие тенденции»?

Кто ответит за то, что «ни один из принятых в течение последних лет нормативно-правовых документов, в том числе Закон Украины "О Национальной программе информатизации", Указ Президента Украины от 21 июля 1997 года  "О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 17 июня 1997 года  "О неотложных мероприятиях по упорядочению системы осуществления государственной информационной политики и усовершенствованию государственного регулирования информационных отношений», в полном объеме не выполнен?

Кто будет ответственным за то, что «не создана эффективная система связи государственных органов власти с общественностью, их влияния на СМИ по информированию общественности о целях и результатах государственной политики, почти не используется в этом направлении сеть интернет»?

Первый вариант ответа – «государственные органы, на которые возложены функции обеспечения информационной безопасности, в достаточной мере не осуществляют работу по предотвращению информационных угроз, их отрицательного влияния на политическую, социальную и духовную сферу. Национальное информационное поле иногда используется для осуществления информационно-пропагандистских агрессий, дискредитации украинских государственных и общественных институтов, попыток дестабилизировать социально-политическую ситуацию, нанести ущерб международному имиджу Украины».

Конечно же, «в ситуации, сложившейся в отечественной информационной сфере, государство не может оставаться в стороне от вышеупомянутых тенденций».

Здесь стоит отметить, что на совещании СНБОУ 31 октября 2001 года говорилось не только об интернете. По сообщениям наших источников, на самом деле об интернете было сказано очень и очень немного, и вопрос рассматривался достаточно поверхностно. Гораздо большее внимание было уделено ситуации, создавшейся в телевизионном пространстве Украины. Но в промежуточных и итоговых публичных (пусть даже временно) документах большая часть внимания уделена именно интернету – что несколько странно, но весьма важно.

В частности, по вопросу ТВ-пространства было отмечено, что «2 октября 2001 года Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания  принял решение  о выдаче лицензии ТРК "Эра" на право вещания в общенациональной сети УТ-1 в объеме 5,3 часа в сутки, в связи с чем практически четверть наиболее мощного телеканала страны выпадает из-под государственного контроля». Также «по экспертным оценкам, информационный продукт отечественного производства в украинском эфире не превышает 25-30%, еще меньшим является процент передач на государственном языке; из около 800 телерадиокомпаний, получивших лицензии, лишь единицы соблюдают программные обязательства».

Интересным является тезис о том, что эта «проблема усугубляется недостатками в финансовом обеспечении системы телерадиокомпаний Украины», и в скобочках дается как бы причина того, что государственное ТВ плохо финансируется, при этом виноватыми становятся уже иностранные компании, которые контролируют 80% рекламного бюджета информационного пространства Украины. О недостаточном финансировании государственного ТВ из бюджета - ни слова. Или же это само собой уже подразумевается и просто говорить об этом устали, то ли действительно виноваты «иностранные компании».

Но вернемся к более интересующему нас вопросу. «Реальную угрозу информационной безопасности Украины вследствие слабой защищенности информации с  ограниченным доступом и высокого уровня зависимости от иностранных производителей программного обеспечения составляет международная и внутренняя компьютерная преступность». Как оказалось, «среди компьютерных преступлений наибольшую  опасность представляют  правонарушения, имеющие признаки транснациональной организованной преступности, а именно: компьютерный терроризм, диверсии, другие проявления антагонистической информационной борьбы криминальных формирований с государством и правоохранительными органами; кражи информации из баз данных и компьютерных программ; мошенничества с использованием компьютерных технологий, в особенности в сфере международных экономических (кредитно-финансовых, банковских) отношений».

При этом хотелось бы отметить, что количество судебных дел, уже прошедших или же находящихся на рассмотрении в Украине - просто мизерное по сравнению с другими преступлениями, которые совершаются в Украине. «Органами внутренних дел в 1999-2001 годах возбуждено лишь 84 уголовных дела по признакам статей 198-1 (нарушение работы автоматизированных систем) и 136 (нарушение авторских прав) Уголовного кодекса Украины».

О какой такой компьютерной преступности идет речь? О той, которой нет, или о той, с которой власти пока не нашли способа бороться? Ответ на эти вопросы может заключаться в тезисе, озвученном в документе СНБОУ, что «органами внутренних дел значительно усилена работа в этом направлении, тем не менее, ее результаты не соответствуют реальной криминогенной обстановке». Ответ, правда, скользкий, поскольку не дает все-таки показателя "реальной криминогенной обстановки" в сфере компьютерных преступлений в Украине.

Хотя есть и более серьезная преграда, стоящая на пути борьбы с компьютерной преступностью в виде «недостаточной урегулированности этих проблем в действующем законодательстве», которая «усложняет раскрытие преступлений и других правонарушений, связанных с информационными технологиями и телекоммуникациями».

Но стоит напомнить, что с 1 сентября 2001 года вступил в силу новый Уголовный Кодекс Украины, который был принят Верховной радой 5 апреля 2001 года. В новом УК содержится целый раздел (XVI), посвященный преступлениям, связанным с использованием ЭВМ (компьютеров), систем и компьютерных сетей. (АИН об этом писал в истории "Уголовный кодекс надо чтить").

В частности, там есть отдельная статья №362, посвященная информационных преступлениям: "похищение, присвоение, вымогательство компьютерной информации или завладение ею путем мошенничества или злоупотребления служебным положением".

«1. Похищение, присвоение, вымогательство компьютерной информации или завладение ею путем мошенничества или злоупотребления служебным лицом своим служебным положением, - наказываются штрафом от пятидесяти до двухсот необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или исправительными работами на срок до двух лет.

2. Те же действия, совершенные повторно или по предварительному сговору группой лиц, - наказываются штрафом от ста до четырехсот необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

3. Действия, предусмотренные частями первой или второй этой статьи, если они причинили существенный вред, - наказываются лишением свободы на срок от двух до пяти лет».

Однако, по мнению адвоката Антона Хаперского, доказать факт или сам процесс похищения информации в соответствии с этой статьей будет достаточно сложно. «Технические моменты, связанные с работой экспертов или специалистов, которые привлекались бы к подобному расследованию, будут достаточно сложно выполнимы. Я считаю, что, прежде всего, правоохранительные органы будут исходить из признания или непризнания вины подозреваемым лицом. Такое признание будет большей частью дела по раскрытию такого преступления».

К тому же, новый УК по сравнению со старым предусматривает гораздо более мягкие наказания. Все статьи этого раздела законодательно относятся к разряду нетяжких или средне тяжких преступлений. (Комментарий к новому УК Украины читайте в интервью Антона Хаперского "Компьютерные преступления доказать сложно").

Еще одно утверждение, озвученное на заседании СНБОУ и направленное на выявление причин и виновных: «в Украине сегодня действует свыше 100 актов законодательства по вопросам регулирования информационной деятельности, в то же время, многие из них требуют уточнения... Это приводит к бесконтрольным и практически безответственным расходам значительных бюджетных сумм, информационные системы не вносят ожидаемый вклад в повышение эффективности и деятельности государственных органов».

Если о лицензировании провайдеров уже сказано немало – о такой возможности говорится с 1999 года и даже раньше, то тема лицензирования интернет-СМИ является новинкой сезона. «Не урегулирован вопрос функционирования компьютерных сетей корпоративной связи и интернет, отсутствуют нормы и механизмы недопущения монополизации этого сектора информационной отрасли и использования сети вопреки законным интересам личности, общества и государства, отсутствует система лицензирования провайдеров и интернет-СМИ».

Как-то летом 2001 года, а точнее 14 июля руководитель Службы безопасности Украины генерал-полковник Владимир Радченко сделал ряд заявлений по поводу планов украинской спецслужбы в области регулирования интернета. Тогда г-н Радченко напугал украинскую интернет-общественность намерениями введения регистрации "всех входящих в интернет лиц". Как пояснил руководитель СБУ, такая, по его мнению, регистрация была бы "аналогична существующей телефонной книге, в которой указаны все телефонные номера владельцев и пользователей телефонов".

"Нужен реестр. К интернету - то же отношение, как и к другим способам связи", - подчеркнул Радченко, заметив, что эти меры будут введены для того, чтобы "избежать анонимных сайтов, пиратского использования трафика".

Правда, что же конкретно имел ввиду г-н Радченко в этом тезисе, так и осталось покрыто мраком (подробнее читайте историю "СБУ в disconnect'e"). Тогда эти заявления, вызвав определенный резонанс среди общественности, через короткое время были забыты. Теперь они переросли в необходимость лицензирования интернет-СМИ, высказанную СНБОУ.

Такое упорство и настойчивость спецслужб и "органов" если и не заслуживает уважения, то, по крайней мере, требует внимания, ведь фактически с каждым резонансным заявлением этих структур усиливается зависимость информационного интернет-пространства от проставленных спецслужбами шаблонов и штампов. И даже без соответствующих законов и указов уже происходит формирование интернета в Украине как государственного пространства стратегического назначения в вопросе национальной безопасности.

В итоге общественность ставят перед фактом того, что "Совет национальной безопасности и обороны Украины принял соответствующие решения, которые будут введены в действие Указом президента Украины". Можно с большой долей вероятности говорить о том, что в этом Указе может быть написано.

"Как подчеркнул президент Украины, председатель СНБОУ Л.Кучма, улучшение ситуации в информационной сфере государства требует выполнения целого комплекса мер, среди которых:

– упорядочение структуры и функционирования государственных органов, формирующих информационную политику государства и обеспечивающих соответствующую безопасность в информационной сфере;

Внутреннее государственное дело, которое мало касается рынка непосредственно, хотя выполнение этого пункта позволит сформировать мощный организационно-административный ресурс, которому будет достаточно просто подчинить себе значительную часть информационного пространства.

- обеспечение неуклонного соблюдения законодательно определенных норм всеми органами государственной власти, СМИ, другими субъектами информационной сферы;

Для начала эти законы необходимо привести в соответствие с реальностью, некоторые моменты требуют принятия вообще новых законов. Хотя многие политики и депутаты, с которыми удавалось в последнее время общаться по этому поводу, склонны считать, что гораздо проще и эффективнее будут действовать поправки к существующим законам, нежели какие-то новые документы. О необходимости изначального формирования законодательной базы важно говорить в свете того, чтобы дальнейшие действия государственных органов, на которые будут возложены определенные функции по вопросу регулирования интернета, не приобрели антизаконный характер.

- создание (способом кодификации законодательства) сплошного нормативно-правового поля по регламентации развития национального информационного пространства и соответствующих современных технологий, деятельности субъектов хозяйствования, обеспечения  прав личности, общества и государства на информацию;

Регламентация развития - очень хорошая и тонкая фраза. Что-то в ней есть от "регистрации" и "лицензирования". Тут есть момент, который, по мнению некоторых наблюдателей, вызывает изумление, ведь лицензирование необходимо в случае, если есть ограниченный ресурс информационного носителя, - например ТВ- и радиочастоты. Интернет же не имеет каких-то ограничений - но, видимо, это только пока. Если говорить на высоком государственном уровне о необходимости какого-то лицензирования интернет-СМИ, то для аргументации такого действия необходимо для начала ограничить сам носитель - интернет. И, как показывает реакция специалистов, это вполне возможно сделать. Ограничив технический ресурс, которым в случае с интернетом являются каналы и серверное пространство, можно и лицензированием заняться.

Собственно, о том, что этот ресурс НУЖНО ограничить, и о том, что такое желание есть, косвенно говорится в последних заявлениях СБУ (пресс-релиз от 22 октября 2001 года), где подробно поясняются основные моменты обеспечения безопасности в информационных и телекоммуникационных сферах в Украине.

«Как считают специалисты, наиболее незащищенным звеном информационной инфраструктуры Украины на сегодня является сеть передачи данных. Во многом это связано с развитием интернета, ведь такая глобальная сеть предоставляет огромные возможности доступа к информации и, конечно же, выступает катализатором множества негативных проявлений, - считают в СБУ. - Это обусловлено тем, что осуществление, например, несанкционированного доступа к определенным информационным ресурсам с использованием интернета не требует присутствия злоумышленника на месте преступления».

«Последние шаги в сфере информационной безопасности как раз и направлены на усиление мер безопасности в сетях передачи данных», - подчеркивает пресс-служба СБУ.  Т.е  направлены против развития интернета, предоставляющего огромные возможности в работе с информацией).

- усиление роли государства как равноправного и конкурентоспособного субъекта информационных отношений, производителя и распространителя информационного продукта и услуг на внутреннем и внешнем информационном пространстве;

Это опять-таки дело исключительно государственное. Необходимое и важное - безусловно. Только вот есть "хорошие" примеры создания конкурентоспособности государственных компаний (Укртелеком, в споре с Голден Телекомом и в конфликте с операторами IP-телефонии, о котором рассказано ниже), а также ситуация с недофинанисрованием государственных информационных компаний из бюджета (канал УТ-1, которому оказалось выгоднее продать часть своего эфирного времени сторонней компании, чем обеспечивать его собственным информационным продуктом).

Пока видится только один наиболее эффективный способ "усиления роли государства" - регламентация развития, о которой рассказано выше.

- реформирование информационной деятельности органов государственной власти в направлении адаптации к использованию новейших информационных технологий;

Хочется спрогнозировать развитие работ по выполнению этого пункта. Сначала будут долго выяснять, какому органу или ведомству доверить это задание. Претендентов - более десятка. Потом победившее ведомство будет долго искать согласия с другими ведомствами, проигравшими, помощь которых будет требоваться для подготовки программы и концепции реформирования. А без разработки таких документов о каком-либо серьезном реформировании говорить будет сложно.

В итоге, лишь при самых оптимистичных ожиданиях, можно рассчитывать на выделение средств из бюджета-2002 на проведении этой реформы. В начале следующего года остро станет вопрос финансирования и предвыборной политической лихорадки, требующей значительной активизации информационного присутствия государства. В качестве некоторого фантастического прогноза можно предположить, что финансирование программы будет проходить за счет разнообразного лицензирования и всевозможных поборов с телекоммуникационного и информационного рынков. Но даже при таком ирреальном сюжете можно предполагать, что эти сборы покроют лишь часть расходов, необходимых для проведения полномасштабного и качественного предполагаемого реформирования, и проблема финансирования тут будет одной из преград, стоящих на пути успешности реализации такого проекта.

- создание эффективной системы защиты информации, противодействия зарубежной информационной экспансии и специальным информационным операциям, направленным на подрыв украинской государственности, политических и общественных институтов в стране;

Это один из важнейших и практических пунктов, который действительно заслуживает внимания как со стороны государства, так и со стороны национального рынка. Но здесь есть всего лишь два пути реализации противодействия какой-либо экспансии: или же закрывать двери и окна, замазывать щели, чтобы эта зараза не проникла на украинскую суверенную территорию, или же предпринимать ответные попытки и "специальные информационные операции". Кстати, очень любопытно, что же конкретно имелось в виду под этим термином?

В силу того, что второй вариант труднее и дороже, есть опасения, что вопреки всем возможным декларациям будет происходить процесс не информационного развития, а информационной деградации. Самые пессимистичные прогнозы сводятся к тому, что украинская часть интернета превратится в такое подобие локальной сети, выход и вход из которой находятся на замке времен "холодной войны".

Но, видимо, у украинских властей есть какие-то основания предполагать и говорить о том, что против Украины ведется информационная война. А на войне, как известно, как на войне.

Одно лишь отличие. Если раньше военные действия значительно поднимали развитие промышленности, то в информационной войне повышается развитие интеллектуального ресурса. И здесь важно, как этот ресурс будет использоваться различными сторонами.

- дальнейшее развитие национального информационного рынка на конкурентных основах, создание благоприятного инвестиционного климата для развития отечественных СМИ и книгоиздательства;

О конкуренции в ее высшем проявлении и исполнении Укртелекома мы уже упоминали, и сейчас особо останавливаться на этом моменте, кроме как констатировав факт, смысла нет. Далее, опираясь на документ СНБОУ, можно предположить, что здесь основной блок работ будет заключаться, скорее, не в развитии местного производителя, а в борьбе с иностранным. Хотя борьба вполне обоснована. (Из того же документа: «Государственная таможенная служба Украины сообщает, что "среди объектов таможенных правонарушений книги, печатная периодика и другая продукция издательского характера составляет  очень незначительный процент, а случаи задержаний данной группы товаров имеют эпизодический характер". Факты выявления таможенными органами контрабандного ввоза российских печатных изданий вообще отсутствуют. В то же время, по данным российских экспертов, в Украину с территории Российской Федерации ежегодно незаконно ввозится около 90 млн. экземпляров издательской продукции»).

- разработка Информационного кодекса и Стратегии внедрения национальной информационной политики;

К сожалению, не удалось найти каких-либо дополнительных ссылок или пояснений, что имеется в виду под термином Информационный кодекс. Можно лишь предположить, что этот кодекс будет использоваться судебной властью наравне с гражданским и уголовным. Украинская пресса и журналисты уже не раз испытали на себе сильнейшие финансовые удары со стороны судебной власти в виде всевозможных исков по защите чести и достоинства различного рода чиновников, государственных и политических деятелей.

Правда, в этом году, по данным Института массовой информации, с января по октябрь зарегистрировано всего 10 судебных исков против СМИ и журналистов. Маловато, видимо, будет. Информационный кодекс, если ему предстоит быть использованным именно в судебных целях, позволит увеличить количество судебных исков против журналистов в несколько раз.

- недопущение монополизации информационных рынков, дальнейшей либерализации украинского рынка телекоммуникаций при условиях гарантирования реализации национальных интересов;

Очень странно звучит это заявление после недавнего конфликта государственного монополиста Укртелекома с операторами IP-телефонии, рассказ о котором обещан ранее. История эта очень ярко показывает место, в которое приведет дальнейшая ПОДОБНАЯ "либерализация" весь телекоммуникационный рынок Украины. Интересно, что для государства важнее - повышение капитализации Укртелекома или же общее повышение развития на рынке?

О том, что развитие рынка противоречит интересам национальной безопасности Украины, мы уже узнали из официальных документов СБУ. И Укртелеком здесь играет первую скрипку в обеспечении технической части будущей системы госконтроля и регулирования телекоммуникационного рынка в Украине. Его приватизация потому и задерживается – Укртелеком должен выполнить свою миссию до конца, а приход иностранного инвестора сможет помешать выполнению ряда антирыночных действий, которые сейчас позволяются Укртелекому.

"Операторы традиционной связи, в частности, ОАО "Укртелеком и IP-телефонии, должны наладить нормальные рабочие взаимоотношения". Такое убеждение высказал председатель Госкомитета связи и информатизации Украины Станислав Довгий, комментируя 17 октября 2001 года агентству "Интерфакс-Украина" ситуацию, сложившуюся в связи с тем, что "Укртелеком" не соединяет своих абонентов с рабочими телефонами операторов IP-телефонии, что фактически парализовало их деятельность.

"Пусть договариваются между собой", - сказал он. Руководитель Госкомсвязи напомнил, что никто из операторов IP-телефонии в Украине не лицензирован. "То, что у нас называется IP-телефонией - это не IP-телефония. Это работа оператора без лицензии", - считает он.

При этом С.Довгий сообщил, что в комитете отсутствуют заявления от IP-операторов на лицензирование деятельности по предоставлению услуг связи. Как уточняет «Интерфакс-Украина», лицензирование IP-телефонии предусмотрено постановлением Кабинета министров №515 от 16 мая текущего года. Стоимость лицензии составляет 10% стоимости традиционной телефонии (для международной IP-телефонии – около 900 тыс. грн.). Порядок лицензирования и лицензионные условия были разработаны Госкомсвязи нынешним летом, однако до сих пор не утверждены.

IP-телефония состоит в передаче телефонных сообщений по компьютерным сетям, что позволяет снизить стоимость международных разговоров в 2-4 раза. По оценкам специалистов, в настоящее время на услуги IP-телефонии приходится около 1% рынка международных переговоров. В Украине эту услугу предоставляют несколько десятков компаний.

Это практически цитирование сообщения «Интерфакс-Украина» с официальной точкой зрения. Рыночная же точка зрения такова.

Что же, собственно, произошло? Некоторые компании предоставляют услуги IP-телефонии, при этом клиенты получают услуги этих компаний через сеть Укртелекома. Укртелеком зафильтровал в своей сети телефонные номера этих компаний с формулировкой "они работают без лицензии и должны платить за использование сети Укртелекома для предоставления своих услуг". После того, как некоторые из отключенных компаний заключили с Укртелекомом договор об использовании сети Укртелекома для предоставления услуг (за точность формулировки не ручаемся, но смысл такой), их номера были разблокированы.

Практически сразу же после этого состоялось заседание "Комитета по IP-телефонии" Интернет-ассоциации Украины (ИнАУ), на котором в итоге было принято решение "выработать стратегию и обозначить цели". От каких-либо заявлений пока решили воздержаться.

Тем не менее, АИН располагает реакцией ряда специалистов, имена которых мы, к сожалению, назвать не можем, в силу того, что их мнение было высказано в одном из закрытых форумов и получено от третьего лица.

"Теперь вопрос: как компаниям доказать незаконность действий Укртелекома?

Во-первых, вопрос об отсутствии лицензий возник в данном контексте по совершеннейшему недоразумению. Укртелеком - открытое акционерное общество, контрольный пакет которого принадлежит государству. Не более и не менее. НИКТО не уполномочивал его проверять выполнение норм лицензионного законодательства другими предприятиями, а тем более предпринимать к тем, кто, по его мнению, это законодательство нарушает, какие-либо санкции.

Это - полный, абсолютный нонсенс. Осуществлять проверки, не говоря уже о применении санкций - исключительная прерогатива специально уполномоченных государственных органов, и она никак не может быть делегирована даже самому уважаемому предприятию, даже с почти 100% государственной долей. Если, по мнению уполномоченных государственных органов, некое предприятие осуществляет лицензируемую деятельность без лицензии - это предприятие может быть привлечено к ответственности в установленном законом порядке, причем в этом самом порядке вряд ли фигурирует такая мера, как фильтрация телефонных номеров предприятия.

Как дополнительное подтверждение абсурдности аргумента об отсутствии лицензии у IP-телефонистов служит тот факт, что некоторые из них были обратно ВКЛЮЧЕНЫ после заключения некоего договора. Договор с Укртелекомом никак не может служить заменой лицензии.

Остается другой аргумент - использование сети Укртелекома для предоставления неких услуг, что, по мнению Укртелекома, нарушает его права. Тут еще проще. Есть Закон о Связи. Есть Гражданский кодекс. Есть правила пользования, и еще куча документов. Там все сказано. Фирма имеет право купить услуги связи у оператора и использовать их. Использовать, например, для того чтобы продавать рыбу, автозапчасти, мебель, или услугу "секс по телефону", или еще бог знает что.

Что я говорю по телефону, какую выгоду извлекаю из его использования - не только не касается оператора, но является зоной моей privacy. Интернет во всех его ипостасях - всего лишь одна из возможностей использования, которая не более и не менее легитимна, чем любая другая. НО! Даже если некто использует телефон для явно незаконной деятельности - не укртелекомовское это дело! На то есть правоохранительные органы. В связи с этим проблема с юридической точки зрения упрощается до предела.

Нужно всего лишь ответить (грамотно и квалифицированно) на  два вопроса:

1) Нарушили ли IP-телефонисты какие-либо конкретные пункты Правил пользования и своих договорных обязательств перед Укртелекомом? И следующий прицепом вопрос: если да, то что имеет право делать Укртелеком в этом случае?

2) Имеет ли право Укртелеком зафильтровать чей-либо номер просто так, по своему желанию? А если нет, то что ему можно предъявить?

Из всего вышесказанного следует один неутешительный для всех поголовно пользователей и операторов всех видов связи вывод: никто не может сказать "нас это не касается, ведь мы же хорошие". Сегодня IP-телефонистов заставляют подписать некий договор, завтра это будут диал-апщики, послезавтра - организаторы call-центров, а потом и вообще все подряд под какими угодно предлогами или вообще без оных».

Почему столько внимания уделено, казалось бы, узкой и специфической теме IP-телефонии? Она просто является важным и показательным звеном на пути регулирования рынка телекоммуникаций, а впоследствии и информационного рынка интернета. А началось это движение в конце июля, когда был уволен с поста председателя Госкомсвязи Олег Шевчук, а на его место был назначен руководитель Укртелекома Станислав Довгий.

После этого был произведен ряд действий по задержке с приватизацией Укртелекома, а также состоялось известное разрешение конфликта между Голден Телкомом и Укртелекомом. «Golden Telecom предпринимал попытки "сбить цену" Укртелекома. Это была спланированная акция», - такой вердикт вынес и.о. директора Укртелекома по правовым вопросам Сергей Артеменко. Но это очень странная причина для того, чтобы Высший арбитражный суд Украины принимал какое-то решение.

Тем не менее, судебная коллегия Высшего арбитражного суда Украины (ВАСУ) 20 июля отменила решение арбитражного суда Киева, обязывающее ОАО Укртелеком выплатить 17,8 млн. грн. за невыполнение договорных обязательств ООО Golden Telecom и предоставить 100 тыс. ее абонентам свободный доступ в городскую телефонную сеть. (Подробнее об этом читайте в истории Как GT "подорвал" Укртелеком). Наглядный пример для остальных коммерческих компаний, чем заканчивается какой-либо спор с Укртелекомом. Спорить с Укртелекомом - это все равно, что противоречить Конституции. Мало того, что Укртелеком всегда прав, но за споры с ним можно пострадать не только морально, но и материально.

Такие настроения сейчас немалочисленны в среде киевских провайдеров. И это только лишний раз свидетельствует о том, что рынок телекоммуникаций в Украине, посредством "рыночных" действий Укртелекома, уже является средой урегулированной, как законодательно, так и экономически.

Правда, в конце октября появилось достаточно странное сообщение: "Лидер телекоммуникационной отрасли ОАО “Укртелеком” рассматривает проект бесплатного доступа к Интернет по “dial-up”, — сообщил УФС руководитель компании Олег Гайдук.

В настоящее время этот эксперимент проходит в Киеве, Киевской и Черниговской областях. “Но мы осознаем, что если мы сейчас примем такое решение, то другие провайдеры окажутся в невыгодном положении. Поэтому прежде, чем вводить бесплатное предоставление Интернет по dial-up, мы будем советоваться с провайдерскими ассоциациями”, — подчеркнул Гайдук.

По его словам, с предложением бесплатного доступа компания намерена выходить только “после переговоров с ассоциациями провайдеров. Оно будет вынесено в пакете предложений после достижения соглашений с провайдерами о совместных действиях".

Некоторые члены ИнАУ просто не поверили, что с ними будут совещаться по такому вопросу, застыв в позе LOTUSа в состоянии глубокой задумчивости. Неизвестно, удастся ли существующим общественным организациям провести какой-то конструктивный диалог с государственным монополистом по такому очень денежному вопросу, но очень многое будет зависеть от поведения представителей Укртелекома. Грубо говоря, если руководители Укртелекома будут заискивающе улыбаться, крепко жать руку и нежно приобнимать представителей ассоциации, - не исключено, что последние в таком случае просто поплывут и растают. Примерно, как в случае с секретной встречей представителей провайдеров в Конче-Заспе летом 2000 года с государственными чиновниками из кучи министерств, ведомств и комитетов, которая стала переломной в отношениях «государство-интернет». Считается, что на ней стороны «договорились о сотрудничестве», результаты которого украинские провайдеры уже пожинают.

Теперь же пришла очередь информационного пространства. Рельсы интернета (телекоммуникации) уже захвачены, нужно захватить и поезда, которые по этим рельсам ездят (контент).

Недаром же в давно не упоминаемом документе СНБОУ фактически говорится о недопущении «монополизации информационных рынков, дальнейшей либерализации украинского рынка телекоммуникаций при условиях гарантирования реализации национальных интересов». Каламбур, или, может, государственные мужи запутались в словах и терминах? Или, действительно, допустить либерализацию - смерти подобно?

И напоследок ожидается, что государство займется обеспечением «информационного суверенитета Украины».

Все же, похоже, что это пока красиво звучащие декларации. Как будут выполняться запланированные «соответствующие решения, которые будут введены в действие Указом президента Украины»,  и что за этими словами кроется на самом деле, будет видно из конкретных поручений или распоряжений будущего Указа Кучмы.

Все вышеизложенное – ни в коем случае не однозначные выводы, но то отношение к проблеме, которое имеет место пока быть на данный момент. Есть мнение, что делать выводы несколько преждевременно, но предлагать встречные инициативы, может быть, уже и поздно.

По материалам Ain.com.ua

Александр Брамс  

Смотреть видео онлайн

Онлайн видео бесплатно