Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Владимир Лавренчук считает, что вкладчики скоро вернутся в банки

Дата: 10.03.2009
Источник: Kontrakty.ua
Автор: Вера Ткаченко


card/339638.jpg В интервью Контрактам Владимир Лавренчук, председатель правления Райффайзен Банка Аваль, рассказал о том, что:
1) был готов к кризису
2) в Киеве все банковские ячейки заняты
3) критичный для украинской банковской системы уровень невозвратов кредитов составляет 15%
4) вкладчик — это критический инвестор банка
5) у заемщиков Райффайзен Банка Аваль конфисковано 253 автомобиля и 143 квартиры.

До июля Райффайзен Банк Аваль должен погасить почти $600 млн синдицированного кредита. Достаточно ли у банка ресурсов, чтобы рассчитаться, или же кредит будет пролонгирован?

— Около $250 млн мы уже вернули. Вторая часть долга — $333 млн — согласно плану, будет погашена в течение марта–апреля. Я не знаю ни одного случая пролонгации синдицированного кредита. Кроме того, в Европе кризис глубок, а мировое сообщество считает Украину зоной высокого экономического риска, поэтому на продление кредита рассчитывать не приходится и долг придется вернуть в срок. Но мы к этому готовы.

Вы готовились к кризису?

— Еще в январе 2008 года мы прогнозировали, что финансовый рынок должен замедлить рост. Я выступал тогда на заседании Ассоциации украинских банков и говорил, что макроэкономических оснований для такого роста кредитных портфелей, каким он был к началу 2008-го, в Украине нет и что мы все бежим в никуда. Ведь объем вкладов увеличивался не так стремительно, как выдавались кредиты, экономика росла всего на 6–7% в год, в будущем прогнозировалось замедление роста до 5%.

Владимир Лавренчук
— Не вижу оснований для курса 15 UAH/USD

Поэтому с января прошлого года мы вели консервативную политику управления ликвидностью: держались в рамках существующего плана фондирования, отказались от агрессивной кредитной политики — кредитовали только в объемах тех средств, которые смогли привлечь. Одним словом, готовили подушку. При этом каждый месяц теряли долю на рынке. Но в результате, когда в IV квартале 2008-го отток вкладов по депозитам составил 15%, мы сохранили все показатели ликвидности за счет накопленных ранее ресурсов.

А разве Нацбанк не выделял Райффайзен Банку Аваль рефинансирование?

— Выделял. Но объем этого рефинансирования был мизерным.

Каким именно?

— Всего 573 млн грн. И все они получены под залог государственных ценных бумаг.

Вам помогает материнская структура?

— Помогает. В частности, с ее помощью мы привлекаем ресурсы. В декабре ЕБРР предоставил нам субординированный кредит в размере $75 млн. Это результат доверия не только к Райффайзен Банку Аваль, а прежде всего к группе «Райффайзен Интернациональ» как мощной компании, способной пережить кризис во всех странах, где есть ее дочерние структуры.

Кроме того, мы совместно с Райффайзен Центральбанком разработали план рефинансирования для погашения наших краткосрочных кредитов, которые брали на год, два, три. И совместно ведем переговоры о привлечении средств для рефинансирования наших кредитных портфелей.


В декабре мы зарегистрировали дополнительный капитал в размере 1,4 млрд грн. Стресс-тест, который проводил НБУ, показал, что Райффайзен Банку Аваль, возможно, капитал еще понадобится. Мы поставили в известность об этом наших акционеров, и они уже приняли решение о том, что вскоре предоставят регулятору план рекапитализации нашего банка.

Как обстоят дела у других финучреждений с иностранным капиталом?

— Почти 80% внешних заимствований украинских банков, которые нужно вернуть в 2009 году, приходится на краткосрочные кредиты, взятые у материнских компаний. И можно с высокой долей вероятности говорить о том, что они будут пролонгированы. Я встречаюсь с другими украинскими банкирами. Из разговоров с ними мне понятно, что ни один международный банк первой величины (итальянский, австрийский, греческий и др.) не отказался пролонгировать кредиты своим дочерним банкам в Украине. Они же капитал формируют, как при этом могут лишить их рефондирования? Так что в банковской системе Украины все будет нормально.

Премьер-министр Юлия Тимошенко неоднократно утверждала, что большая часть средств, которые НБУ выделил банкам, были использованы для спекуляций на валютном рынке и спровоцировали рост курса доллара. Вы с этим согласны?

— Поскольку большую часть денег Нацбанк выдал слабым банкам, допускаю, что для своего спасения они могли пойти на спекуляции с валютой. И в той ситуации для них, конечно, было лучше покупать валюту, чем выдавать кредиты. По крайней мере, если проанализировать кредитные портфели банков, станет ясно, что экономика много денег не получила.

Украинские компании должны погасить в этом году около $20 млрд иностранных кредитов. Справятся ли они?

— Подавляющее большинство — до 90% — справится. Владимир ЛавренчукПотому что 80–90% корпоративного долга — это краткосрочные заимствования, которые брались для финансирования текущей деятельности. Мировая статистика подтверждает, что даже в кризисных ситуациях такие долги возвращаются.

Но еще есть 10–20% длинных кредитов, которые брались на срок более четырех лет. Безусловно, некоторые компании не смогут обслуживать свои долги. По крайней мере, известны уже три случая несвоевременных выплат по внешним обязательствам.

Избежит ли Украина дефолта?

— Есть все основания говорить, что дефолта не будет. Но это не значит, что он гарантированно не наступит. Чтобы его избежать, регуляторная система должна своевременно реагировать на проблемы. Я не сторонник введения временных администраций в банки, но когда контора валится, зачем тянуть? Поэтому когда компания не платит по заимствованиям, нужно действовать.

Насколько уменьшился размер депозитов Райффайзен Банка Аваль?

— В октябре отток вкладов в украинских банках составил 11%. В Райффайзен Банке Аваль — 11,2%. Когда я увидел эти цифры — не поверил. Это был результат не только финансового кризиса, но и черного пиара, который распространялся в октябре против Райффайзен Банка Аваль и еще двух-трех банков первой десятки. Но уже в ноябре у нас был прирост вкладов. Мы сумели нивелировать эффект негативного пиара.

Каким образом?

— В прямую рекламу дорога нам была заказана. Наружную и телерекламу в то время размещали проблемные банки. У потребителя, увидевшего Райффайзен Банк Аваль на экране рядом с ними, могло сложиться негативное отношение к финучреждению. И мы решили сделать ставку на живое радио.

В нашем банке работают более 17 тыс. сотрудников. С семьями и родственниками наберется тысяч 100. Кроме того, если работник уверен, что с банком все хорошо, он будет говорить об этом не только в семейном кругу, но и донесет эту информацию до клиентов. И мы использовали практически все возможные каналы коммуникации с персоналом. Через день проводили телефонные конференции с руководителями наших дирекций, на которых рассказывали о ситуации в банке. Я как председатель правления ежемесячно готовлю письменное обращение к сотрудникам, а в те дни выпускал его еженедельно. Мои заместители стали чаще ездить по региональным дирекциям, чтобы лучше понимать, что происходит на местах.

Рекапитализация, рефинансирование, кредитные линии — это очень важные факторы выживаемости банка во время кризиса, но главный — это сильные, обученные, информированные и желательно мотивированные сотрудники, которые понимают, ради чего они работают и какая у них перспектива.

Что сегодня происходит с депозитами?

— У Райффайзен Банка Аваль в декабре отток вкладов увеличился еще на 1,2%. Это приемлемый уровень. Ведь в целом в украинских банках наблюдался отток депозитов в размере 2,5%. За октябрь–декабрь он составил чуть более 15%. Результаты стресс-теста НБУ показали, что критический порог — изъятие 30% вкладов. Но максимальный уровень оттока депозитов, думаю, уже практически достигнут. Он может опуститься еще на 1–2% за месяц по всей банковской системе в течение месяца-трех, если увеличится количество банков, которые не выплачивают депозиты.

В нашем банке прежде всего ускорился отток средств с текущих счетов, зарплатных и пенсионных карточек. Клиенты сразу снимают около 60% денег, поступивших на счет. В основном эти средства идут на потребление. Кроме того, поскольку на досрочное снятие депозитов наложен мораторий, тот, кто планировал совершить какие-то покупки, очевидно, сейчас рассчитывает на карточный счет.

И если текущие вклады сокращаются, то срочные растут: по итогам января мы зафиксировали приток депозитов.

Долларовых?

— В основном долларовых, но и гривневых тоже. Вы мне, вижу, не верите. Но это правда. Те, кто снял крупные суммы, через месяц-два понесут их обратно в банки.

Почему вы так думаете?

— А куда еще девать деньги? Землю приобретать, недвижимость или автомобили? Уже скупили землю. Что теперь с ней делать? А завтра еще введут налог на землю, недвижимость или автомобили. Золото купить? А потом что с ним делать: зубы золотые вставить? Складывать купюры в трехлитровые банки, в матрацы зашивать? Но хранить деньги дома — это еще и опасно, ведь криминогенная ситуация в Украине ухудшается. Лучшего института хранения денег, чем банки, человечество не придумало. По некоторым данным, в Киеве нет ни одной вакантной банковской ячейки, в том числе и у Райффайзен Банка Аваль. Клиенты снимают деньги с депозита и снова несут их в банк, только в ячейки. Этот абсурд может длиться месяц, два,три, четыре, но не более.

Но во все ли банки вернутся...

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2017 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.