Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Интервью: «По каждому из банков-банкротов должно быть уголовное дело»

Дата: 22.09.2009
Источник: Banki.ua


card/30.jpg В знак «протеста и несогласия с экономическим курсом и политикой руководства НБУ» громко подал в отставку заместитель председателя НБУ Александр Савченко. Причем он обвинил Нацбанк в участии в валютных спекуляциях, а Секретариат Президента раскритиковал за давление на НБУ.

По информации «Главреда», Савченко еще несколько дней не хотели подписывать заявление об уходе, угрожая увольнением за прогулы. Сегодня первый заместитель председателя НБУ Анатолий Шаповал подтвердил, что Савченко был уволен именно за прогулы.

Впрочем, после распространения официального сообщения НБУ 16 сентября Савченко пробыл безработным всего лишь несколько часов. В тот же день он был назначен на должность заместителя министра финансов. Однако новоиспеченный заместитель министра финансов оставил без ответа наши вопросы о том, пригласили ли его в Минфин до того, как он написал заявление об уходе в НБУ, а также о том, какие вопросы в министерстве он будет курировать.

Очевидно, что у прежнего зама Стельмаха в лице премьер-министра Юлии Тимошенко есть влиятельный сторонник. В свое время именно ему как представителю НБУ Юлия Владимировна поручила вести переговоры с МВФ относительно получения кредитной линии stand-by. Кроме того, во время обострения борьбы премьер-министра Тимошенко с председателем правления НБУ Стельмахом правительство предлагало именно Савченко посадить на место руководителя Нацбанка.

Он, как и большинство банкиров, считает, что показателем отличной работы банка, как и двигателя автомобиля, является его бесшумность. Впрочем, это ни в коем случае нельзя сказать о форме отставки, выбранной Савченко. Савченко утверждает, что в его заявлениях нет ничего нового, а упрекающим его в некомпетентности напоминает, что в СССР младше его доктора экономических наук – не было.

«Главред» решил подробно расспросить экс-заместителя председателя НБУ и с недавних пор заместителя министра финансов Александра Савченко о мотивах его отставки, видении роли НБУ в качестве регулятора.

«Я вообще-то не революционер и не изобличитель»

О несогласии с политикой НБУ вы заявляли еще полгода назад. Так же давно уже идут разговоры о злоупотреблениях в НБУ. Почему о вашем освобождении от должности заместителя председателя НБУ и острой критике президентского Секретариата мы услышали лишь сейчас?

Вы абсолютно правы в том, что мое несогласие с политикой НБУ было слышно почти год, когда курс доллара опять пошел где-то к 10 гривням и нужно было ставить его на место. С начала прошлого года, когда уже было понятно, что наступил финансовый кризис, мягкая монетарная политика Нацбанка становилась неадекватной. Когда все было хорошо, все росло – то можно было расслабиться и плыть по течению. А когда ты видишь, что платежный дефицит в прошлом году начал подбираться к 8% ВВП, что в абсолютном измерении цифры подходят где-то к 20-25 млрд долл., уже должен был возникнуть вопрос – а что же будет в следующем году? Если бы такой тренд продолжался, у нас сейчас был дефицит в 25-30 млрд. Платежный дефицит финансируется в основном из двух источников: прямые иностранные инвестиции и частные и государственные заимствования. Мне, как экономисту, было понятно, что Украина не способна привлечь на внешних рынках 30 млрд долл., потому что у нас потенциал прямых иностранных инвестиций составляет лишь 12-15 млрд и, возможно, столько же кредитов при благоприятной конъюнктуре.

Помните, когда в начале 2008 года гривня резко ревальвировала с 5,05 грн за доллар до 4,5-4,75 грн? Интересно, что от некоторых членов правления НБУ поступали предложения еще больше укрепить гривню: последствия были бы еще худшими. Мне, как, кстати, и членам Совета НБУ, было понятно, что не нужно делать ревальвацию, а следует думать о девальвации, потому что нужно что-то делать, чтобы уменьшить дефицит платежного баланса и тормозить приток спекулятивного капитала и импорт. С этого момента началась фаза моего активного диалога с руководством НБУ. Внешняя ситуация постоянно ухудшалась, и я советовал отпустить курс, дать ему возможность свободно колебаться, в то же время делать коррекцию курса во время очень резких его колебаний. Я считал и считаю, что было ошибкой держать фиксированный курс последние несколько лет. Такая политика привела к тому, что все забыли о валютных рисках. Я всегда говорил, что даже если курс стоит, то в глубине на самом деле происходят его колебания. Этих колебаний просто не видно, а риски накапливаются, и когда-то это взорвется.

А почему фиксированный курс продолжали держать? Ведь его поддержка вымывала много валютных резервов, что и так мало чего дало...

Во-первых, валюту тогда не продавали, а покупали, а относительно курса я вам честно скажу: никто не знает, и я не знаю. Такие же валютные риски накопила Румыния и страны Балтии. Но это не такие большие страны. Более того, им помогал и помогает ЕС. Когда у нас в конце прошлого года ситуация становилась более критической, я выступал с более резкими заявлениями, рекомендовал изменить валютное регулирование, практику формирования резервов под валютные активы и уменьшить срок расчетов до 90 дней, ввести обязательную продажу валюты.

Но когда курс подскочил – я написал докладную записку о том, как откорректировать курс до рационального уровня (тогда это был 6,6 грн за доллар) и передал ее председателю НБУ, Президенту и премьеру. Кстати, почти ни одна рекомендация не была учтена.

После этого меня начали лишать всех полномочий, хотя и тогда они не были значительными. Создали такой миф, что я занимался валютным регулированием. Я хотел этим заниматься, но мне так и не дали соответствующие полномочия. В конце у меня был проект создания банка развития. Потому что мне стало понятно, что украинские банки полностью прекращают кредитование года на два, а западные прекратят кредитование минимум на год. У нас нет ни одного банка, который может предоставлять долгосрочные кредиты на инвестиционные проекты, в том числе и для Евро-2012!

А где для него капитал взять?

А деньги предоставить ему в рамках программы рекапитализации. Были расчеты, в соответствии с которыми капитал банков в 2009 году уменьшится на 50 млрд долл. Сейчас происходит вроде бы рекапитализация, а в действительности – это проедание средств в форме возвращения депозитов. Я предлагал направить в этот банк развития по крайней мере 10 млрд. Такой капитал можно было взять за рубежом. В Европе, в частности, среди банкиров, была поддержка такой инициативы. Но у нас проект банка развития не нашел поддержки, и поэтому я подал в отставку.

А что стало последней каплей? Может, то, что у вас в конце лета забрали последние полномочия?

Нет. Полномочия у меня забрали раньше.

Ну, как известно, полномочия у вас забирали частями...

Да, частями. Я вообще-то не революционер и не изобличитель, не люблю работать на расколы и отдаю предпочтение конструктиву. У нас много революционеров, но мало могущих что-то создавать и доводить дело до конца. Думаю, что последней каплей стало то, что мне заблокировали проект банка развития. Да, перспективы конструктивного сотрудничества были полностью разрушены. И, конечно, свое прибавили эти «курсовые качели», когда маржа достигала уже 10%. Для любого банкира центробанка должно быть позорно, когда на действиях Нацбанка кто-то зарабатывает деньги. На сложных рынках за две операции по обмену валют с разницей в полчаса не зарабатывают несколько миллионов.

Возможно, именно поэтому курс не отпускают в свободное плавание?

Такая большая маржа стимулирует эти «качели». Когда они есть, маржа увеличивается, иногда даже до 12%. Такая большая маржа возможна лишь в Украине.

Кажется, еще в какой-то центрально-азиатской стране разница между официальным и наличным курсом составляет тысячи процентов...

Но там и инфляция в тысячу процентов! И если эти два индикатора взаимосократить, то и маржа не будет такой большой. В действительности, для Украины маржа в 0,1-0,2% - это уже много, а на больших операциях достаточно вообще 0,01-0,02%.

То есть это удержание официального курса существует для того, чтобы кто-то на этом заработал?

Если есть два курса – значит, это кому-то нужно. Нельзя же обвинять коммерческие банки в том, что они использовали момент, чтобы заработать.

Вы выступили с критикой НБУ. Когда мы сможем услышать фамилии, факты, цифры?

«Адреса, пароли, явки» – это не моя компетенция.

Если вы сказали «А», то должны иметь мужество сказать и «Б». Возможно, хотя бы соответствующим органам.

А чего соответствующие органы не знают? Это просто абсурд. В соответствии с законом, каждый невозвращенный кредит должен заканчиваться уголовным делом. У нас есть банки-банкроты, не возвращены стомиллионные, миллиардные кредиты. По каждому из них должно быть открыто уголовное дело. Предлагаю взять сто самых больших невозвращенных кредитов. Вместе это будет большинство невозвращенных кредитных средств по системе. Среди них не будет «бабушек-дедушек» или водителя, который не может возвратить кредит на свою «газельку». Нужно направить туда следователей на три недели, чтобы те выяснили, куда пошли кредиты, почему они туда пошли, и где деньги!

«Реальный кандидат на председателя НБУ еще не «засвеченный»

Вы можете сказать, на что, скажем, пошли первые три транша кредита МВФ?

Не трогайте деньги МВФ, они пошли в резерв НБУ и вообще не будут использованы. Поймите - деньги не имеют меток. Все идут в один котел, если говорить о гривне. В конечном итоге этот вопрос для занимающихся надзором за банками. А у меня не было и нет информации относительно этого. Если говорить о валюте, то нужно посмотреть, кто...

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2017 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.