Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Эксперт: Украина говорит о гибридной войне

Дата: 18.08.2017
Источник: 24tv.ua


Ukraine/11112.jpg ... как может быть организована коммуникация на разных уровнях?

Да, на разных уровнях. Как организовать пресс-конференцию, как поставить спикера, как создать текст – это технологические вещи, которые являются общими и для СМИ, и для любой пиар-службы. Важно, кто коммуницирует, откуда собирается информация, кто несет ответственность за все это. Поскольку было определено, что в нашей структуре такая координация деятельности всех правоохранительных органов – функция президента, которую он реализует через СНБО, была выбрана правильная площадка, были правильно настроены коммуникации и сбор информации, сотрудничество с конкретными правоохранительными органами. Мы не нарушали баланс сил и говорили правильные вещи.

Если литературными словами описывать, в какой ситуации мы работали в июне-июле 2014 года – это был ад. Наши пункты пропуска на границе штурмовали, обстреливали наши войска с территории РФ, разведка докладывала об этих обстрелах и про российские группировки на границе... а Президент в то время говорил только о мире. Поэтому реально огромная часть работы была только на выработку единой цели.

В идеальном мире, мне кажется, боевые действия должны были бы способствовать ускорению формулировки общих целей, нужных для победы. Почему у нас все так медленно происходит?

Давайте поставим себя на место лиц, которые принимают решения. Перед украинской властью изначально стоял вопрос: "Окей – это война! Мы готовы воевать? Нет. Мы можем победить в открытом конфликте? Нет. Мы имеем союзников, которые готовы нас защитить и заступиться, чтоб мы выровняли наши шансы? Нет. Можем ли мы вынуть шашку, выбрить себе оселедець и сказать "Воля или смерть"?

Технически – можем. Но получится ли?

Не получится. Не выиграли бы тогда, и не выигрываем даже сейчас. Украина не готова к открытому противостоянию, к открытой войне.

В такой ситуации мы выбрали другой инструмент: риторику про гибридную войну. Мы искали другого ответа на эту необъявленную агрессию.

В гибридной войне победа тоже будет гибридной?

Украина говорит о гибридной войне. Это наш термин, и поэтому мы применяем гибридные ответы, не симметричные. Если же мы говорим про Российскую Федерацию и погрузим себя в российское информационное пространство, то они четко, последовательно, с применением всех доступных средств, отстаивают свои национальные интересы. Там нет риторики о гибридной войне. В общем, "русский мир" глазами (ушами) русскоязычного гражданина – он прекрасен, он великолепен".

Он абсолютно понятен.

Да. Четкий, понятный для широкой общественности ... и это надо осознавать. С этим мы сталкиваемся, когда говорим с нашими согражданами из Крыма: они говорят о том что "не все так сладко", но, в целом, "все понятно, все хорошо". Понятно почему Россия пошла на аннексию, понятны ее интересы, понятно отношение к этим фактам граждан России, понятно почему они, например, преследуют наших активистов или журналистов, это понятно и для самих граждан и для российской власти.

А мы, Украина, используем туманный термин гибридной войны для того, чтоб принимать полумеры или полумеры мы прикрываемся тем, что это гибридная война и это наш гибридный ответ на нее. Хотя на самом деле это просто недостаток политической воли, невозможность консолидировать наше общество, это недостаток открытости власти, которая не доверяет обществу.

Ну, получается, что приставка "гибридная" – просто удобное слово, за которым можно спрятать что угодно?

В принципе, да. Если говорить об исторических корнях того, что происходит, Российская Федерация не меняла своих средств фактически веками. Это те же самые инструменты, которые использовал Советский Союз и КГБ, внешняя разведка СССР. Это инструменты влияния, шантажа, распространения выгодной информации, которые использовала и Российская империя. Эти инструменты старые, как мир. В принципе ничего нового не произошло.

Понятно, что для формирования четкой стратегии информационного сопротивления нужна политическая воля. Есть ли какие-то альтернативные пути для его формирования?

Помните, когда я говорил, что надо учитывать как константу внешнее воздействие, о мероприятии, о наших политических баталиях, отсутствии политического единства в Украине? Так вот, мечты о стратегии, о единстве месседжей и едином порыев всех институтов государства и общественного сектора – это иллюзия. Нам надо понимать, что в ближайшие времена мы будем работать в других условиях – плохо ли это, или это хорошо.

Это факт?

Да. Факт, который нужно учитывать и оттачивать свои инструменты. Есть инструменты для того, чтобы реализовать горизонтальные связи и коммуникации? Да. Но часть из них нам еще нужно найти. Открытость и доверие, горькая правда и работа над собой, а не пропаганда.

Если говорить о средствах и ресурсах, которые могут выделить власть и украинское общество на информационные кампании, то они не являются соразмерными средствам, которые выделяются, например, Россией.

С другой стороны – Запад находится в собственных иллюзиях. Условие, которое выдвигается к Украине западными государствами, – соблюдение прав и свобод, свободы слова. А первым требованием после введения военного положения для отражения агрессии является ограничение прав и свобод, и Украина вынуждена балансировать на грани. Например, необходимо ограничить право доступа к информации. Это непопулярное решение, которое трудно продать Западу. Когда мы говорим о запрете доступа к сети "Вконтакте" – это пример непопулярного решения, которое нужно вводить в условиях войны, а не перед выборами на четвертый год агрессии.

Что должны делать украинские граждане, чтобы способствовать становлению информационного суверенитета?

Сознание и разум – это наше личное информационное пространство. Это наша, а не государства, обязанность навести там порядок, убрать и разложить все по полочкам. Не реагировать на непроверенную информацию, на фейки, на эмоции. Не реагировать на громкие сенсации. Это сложно сделать – потому что это наша человеческая природа. Но надо осознать, что это – инструмент, благодаря которому нами манипулируют или с коммерческой целью, или с целью получить наш голос. Повышать уровень медиаобразования, работать над собой, над личными ценностями, над тем, чтобы становиться свободным состоятельным человеком в свободной стране. Адекватно фильтровать информацию и принимать собственные решения.

Не лениться думать?

Не лениться думать и не быть толпой. Манипулируют не личностями, манипулируют толпой. Мне нравится общаться с англо-саксами из-за их своеобразного чувства юмора. Они абсолютно все подвергают сомнению, смеются над всем, имеют независимость во взглядах, скептицизм к собственной стране и правительству, политикам, профессиональным общественным деятелям, к медиа.

То есть чувство юмора аудитории это тоже важно?

Очень. Это признак и развития интеллекта, и возможности скептически оценивать вещи, которые тебе навязывают.

Что сегодня нужно для достижения информационного суверенитета Украины?

Во-первых, настроиться на десятилетия работы. Во-вторых не отделять информационный суверенитет от нашего суверенитета экономического, военного, политического. Сам по себе он не может существовать.

Ну, как итог, получается что на всех уровнях надо научиться относиться к государству с уважением?

Это не только вопрос отношения, это – конкретные действия на всех жизненных уровнях: личном, общественном, общественном. Мы не дети, чтобы просто воспринимать информацию, речь идет о зрелой ответственности за поступки, независимо от того, идет ли речь о личном развитии, о работе, о национальной безопасности.


Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2017 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.