Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

"Экстремистская угроза" в Рунете - это всего 190 сайтов

Дата: 12.10.2004
Источник: Страна.Ru
Автор: Антон Носик


people/Anton.jpg Один из "отцов" российского Интернета убежден, что Сеть должны контролировать не чиновники, а сами пользователи.

Недавно ОБСЕ провела в Париже международную конференцию по проблемам расизма и ксенофобии в Интернете. Там изучался вопрос, как ограничить использование Сети экстремистами, не покушаясь на свободу слова и самовыражения. Чтобы Интернет из самого современного средства коммуникации и массовой информации не превратился в "забор", на котором всякий может написать неприличное слово, которое, Бог знает, как еще отзовется. В России, как оказалось, самый большой интерес к данной теме проявляет ФСБ. Один из наиболее известных представителей интернет-сообщества России, главный редактор сайта "Lenta.Ru" Антон Носик рассказал обозревателю Страны.Ru Ксении Лисевич о тех проблемах, которые возникают из-за различия подходов к проблеме взаимодействия государства и Интернета.

Каковы ваши главные впечатления от конференции?

Главная драматическая коллизия конференции - локальная российская. Она состояла в том заявлении, которое генерал ФСБ Остроухов сделал от имени нашей делегации (в нее входили три представителя ФСБ, два - МИД РФ, а также Антон Носик - ред.). Заявление это открывается констатацией того, что Интернет дает огромные возможности. И дальше на трех страницах рассказывается, что эти возможности используются террористами всех мастей для подготовки терактов, что в Сети легко найти места планируемых терактов и т.д. То есть человек вообще не допускает, что у Интернета есть легальные способы использования. Такое тупое гэбистское запугивание. Это выступление было опротестовано, в частности, представителями Международной лиги прав человека как не учитывающее существование самого понятия "права человека". Кстати, представитель Центра "СОВА" Александр Верховский также отметил, что такой подход немножечко неконструктивен.

Но проблема экстремизма в Интернете все-таки существует?

Верховский, который тоже выступил с докладом, совместно с "Яндексом" поддерживает реестр экстремистских сайтов в Рунете. Туда приходят письма от экстремистских организаций с таким вопросом: "А почему вы нас не включили?". Так что это такой более-менее живой и работающий ресурс. Так вот, в этом реестре всего 190 экстремистских сайтов. Причем, понятие "экстремистский" очень широкое: туда попали, например, ЛДПР и национал-большевики. Получается, что на весь Рунет с его 1,224 млн. сайтов - всего 190 экстремистских сайтов. Судя по масштабу проблемы, в случае, если в правоохранительной структуре будет создан департамент, занимающийся борьбой с подобного рода сайтами, то штат, бюджет и ресурс этого департамента изначально во много раз превысит саму проблему.

Получается, что российские представители выступали с разных позиций?

Ну, представитель ФСБ хочет за счет существования в России 190 сайтов определенной направленности (часть из которых, может быть, создана с провокационной целью) получить контроль над свободой высказывания во всем Рунете.

А какие предлагаются меры пресечения?

Генерал ФСБ жаловался, что не получается закрыть сайты "Свидетелей Иеговы" или кришнаитов. Значит, надо международное законодательство сделать таким, чтобы можно было закрывать сайты, которые кому-то не нравятся, привлекать наиболее одиозные сайты к суду. То есть ввести статью за одиозность - это все есть в тексте выступления генерала Остроухова. Надо сказать, многие люди в кулуарах были потрясены тем, что оглашением российской позиции занимался представитель департамента по борьбе с терроризмом, хотя речь шла о национализме и ксенофобии.

А конференция вообще была посвящена именно этим проблемам?

Она была посвящена связи (центральное слово было "связь") между преступлениями на этнической почве и соответствующей пропагандой в Интернете. Про то, что у нас проходит в реальности, "в оффлайне", генерал, не моргнув, соврал, что "в реале" ничего как раз нет. Что экстремисты у нас вообще не представлены в реальной жизни, а есть только в Интернете. Все эти погромы на рынках, все эти таджикские девочки, афганец, которого пырнули ножом, - этого всего нет. Если где-то есть вообще экстремизм, национальная рознь и прочее, то только в Интернете. Он отметил, что в России правого националистического экстремизма практически нет, а в Интернете его много, и надо с этим бороться.

А представители других стран какие мнения высказывали?

Главный конфликт - между американской и европейской моделью. Американская модель говорит - у нас есть конституция, которая действует дольше, чем конституция любой европейской страны. В нее как бы заложена вера в победу правды. Правда не может победить с помощью полисмена, правда может победить в свободном обмене мнениями. Поэтому запрещать определенного рода высказывания на уровне закона, полиции и т.д - это не наш путь, говорят американцы. При этом, говорят они, мы уважаем частную собственность и права хозяина в своем доме. Это значит, что любой провайдер имеет право установить правила использования своей площадки и там написать, что расистские сайты он не готов хостить. И у всех американских провайдеров это написано. И на основании этих правил хозяин - барин в своем доме, он спокойно уничтожает любой расистский сайт по жалобе за час. Просто пишите жалобу, что на таком-то сайте нарушаются условия использования таким-то способом. Одним письмом, без печати, без бюрократии, без входящих номеров.

Такая система действует?

Вот, по статистике Верховского, 80% расистских экстремистских сайтов, в частности, разжигающих национальную рознь и подпадающих за это в России под 282 статью УК РФ, предпочитают хоститься именно в России. Почему в России, где есть уголовная статья, а не в Америке, где ее нет? Потому что в Америке работает система "пожаловался - убрали". В Америке работает частный эфир, владельцы которого эффективно борются с тем, что их не устраивает в поведении пользователей.

Почему такой интерес к проблеме в России именно со стороны ФСБ?

Это не интерес с их стороны. Приглашения на подобные мероприятия рассылаются всем учреждениям. Миссия ОБСЕ является частью МИДа, она рассылает приглашения и в Минюст, и в МВД и в прокуратуру. Так получилось, что на данное конкретное приглашение у Минюста не нашлось денег кого-либо послать, у МВД и прокуратуры не нашлось. А в ФСБ смогли послать трех человек и оплатить им проживание в не самой простой гостинице. Просто ФСБ оказалась той организацией, в смете которой приемлемой расходной статьей была отправка сотрудников в Париж - пугать мировое сообщество Интернетом.

Я так понимаю, что французы тоже озабочены вопросом экстремизма в Интернете?

У французов есть отрасль, индустрия. Индустрия интернет-провайдеров Франции подписала конвенцию об условиях обслуживания. По этой конвенции на любой странице и в любом разделе их серверов всегда есть "пожаловаться". И провайдеры отвечают за то, что любые жалобы пользователей будут доведены до сведения полиции. То есть провайдеры не полагаются на себя и свое право наводить порядок в собственном доме, а обязуются вызывать каждый раз полицейских. Вместо институтов гражданского общества эти задачи в европейской модели решаются институтами полицейского государства. И это нормально для Европы, потому что Европа является социалистической страной. С вхождением в ЕС новых членов создается некая дополнительная евробюрократия, которая дублирует все бюрократии национальные и создает рабочие места для 30 тысяч чиновников. Следить за сайтами в Интернете, которых миллиарды, это идеальный пример способа занять бюрократа на любое количество человекочасов.

А какой способ предотвращения пропаганды насилия лучше всего?

Я думаю, что никто не выздоравливал оттого, что его клали в больницу. Никто не выздоравливал, если насморк лечили хирургическим путем. Выздоравливают от адекватного лечения. Конференция собралась обсудить вопрос о связи между пропагандой в Интернете и преступлениями в реальности. Все, кто не забывал произнести слово "связь", вынуждены были признавать, что данных о такой связи нет.

Вывод какой? Что нужны какие-то специальные организации, которые будут этим заниматься?

Нужны внятные исследования масштабов проблемы. Потому что если масштаб проблемы - 190 сайтов на планете Земля, то для ее решения нужно, может быть, 200 человекочасов. Если создать структуру, которая вложит в это миллион человекочасов, то большую часть времени она будет заниматься не своими непосредственными задачами, а имитацией кипучей деятельности. В рамках которой она начнет докапываться до тех сайтов, которые вообще никаким образом не должны попадать в сферу ее интересов. В докладе этого генерала ФСБ упоминается много раз "Яндекс": в "Яндексе" то, в "Яндексе" это можно найти. Ну да, в "Яндексе" все можно найти, это инструмент, с помощью которого миллионы пользователей Интернета во всем мире начинают свое знакомство с теми или иными сайтами.

Интересно, а другие страны кто представлял? Тоже спецслужбы?

Нет, я не видел ни одного представителя спецслужб в других делегациях.

То есть это только мы отличились?

Да. От Франции выступал министр иностранных дел и представитель провайдерского сообщества. От Америки был Бэн Брайан и представители правозащитных организаций, юристы выступали, но вот так, чтобы спецслужбы, чтобы так прямо говорилось об угрозе поисковых машин - это все-таки немножко дремучий уровень. Но надо понимать, что ОБСЕ - очень специфическая организация В нее входят 55 стран, и эти 55 стран совершенно несовместимы между собой. Не просто в отношении к Интернету или к чему-то, а просто на уровне конституционных прав и свобод.

...

Добавить комментарий
2004-10-14 18:09:06 - А что, "отец российского интернета" ичо не... ZULA
Всего 1 комментариев


Copyright © 2001–2019 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.