Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Некоторые аспекты противодействия финансированию терроризма по законодательству Украины и России

Дата: 08.03.2006
Источник: crime-research.ru
Автор: А.С. Беницкий, Луганск


Вступая в третье тысячелетие, мировое сообщество столкнулось с прояв­лениями международного терроризма во всех его формах. Террористические акты, происшедшие в США, России, Испании и других странах, показали меж­дународному сообществу опасность, которую представляет данное явление. Принятие мер по противодействию финансированию терроризма стало одним из приоритетных направлений международной уголовной политики.

Препятствования проникновению “грязного” капитала в легальную эко­номическую систему - важный фактор, который оказывает содействие сниже­нию активности террористических организаций. Поэтому 31 декабря 2001 г. группа из разработки финансовых мероприятий борьбы с отмыванием денег (FATF) приняла восемь специальных рекомендаций по противодействию фи­нансированию терроризма. В рекомендациях указывается на необходимость ратификации Международной конвенции “О борьбе с финансированием тер­роризма”, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1999 г.; установ­ления уголовной ответственности за финансирование терроризма, установле­ния обязанности для кредитно-финансовых учреждений информировать пра­воохранительные органы о подозрительных операциях и др.

Необходимо помнить, что успеха в борьбе с международным терроризмом можно достичь лишь при наличии действенной системы мероприятий по разрушению финансовой основы группировок террори­стической направленности. Поэтому воспрепятствование проникновению “грязного” капитала в легальную экономическую систему - важный фактор, который оказывает содействие снижению активности террористических орга­низаций. В рамках реализации положений Международной конвенции “О борьбе с финансированием терроризма” Россия и Украина создают правовую основу противодействия финансированию международного терроризма.

В 2002 г. уголовное законодательство России было дополнено статьей 205-1 (вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению). В данной правовой норме установлена ответственность за финансирование акта терроризма либо террористической организации. Кроме того, в 2002 г. в Закон РФ “О противодействии легализации (отмы­ванию) доходов, полученных преступным путем”, были внесены изменения. Закон стал регулировать отношения не только в сфере противодейст­вия отмыванию преступных доходов, но также и в сфере финансирования тер­роризма.

В Украине нет специальной уголовно-правовой нормы, предусматриваю­щей ответственность за финансирование терроризма. Однако правовые меха­низмы борьбы с данным явлением созданы. Так, например, в принятом 28 но­ября 2002 г. Верховной Радой Украины Законе "О предотвращении и противо­действии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" сказано, что данный нормативный документ направлен как на воспрепятство­вание проникновению в легальный оборот доходов, полученных преступным путем, так и на борьбу с финансированием терроризма.

Подход законодателя России и Украины вполне обоснован, поскольку субъекты с целью финансирования террористических актов используют эко­номику государств, где неэффективно ведется борьба с отмыванием “грязного” капитала.

Созданное в России и Украине антилегализационное законодательство отвечает выработанной мировым сообществом стратегии борьбы с отмыва­нием преступного капитала и финансированием терроризма.

Анализ судебно-следственной практики применения норм, устанавли­вающих ответственность за отмывание преступных доходов, а также за финан­сирование террористических группировок в некоторых странах – членах СНГ, показал, что правоприменительные органы сталкиваются с трудностями в по­нимании признаков отмывания, терроризма, экстремизма и др. Это не способ­ствует успешному решению задач уголовно-правовой квалификации, вследст­вие чего усложняется привлечение виновных к ответственности.

Согласно ст. 1 (определение основных терминов) Закона Украины “О борьбе с терроризмом” от 20 марта 2003 г., под террористическим актом сле­дует понимать преступные действия в форме применения оружия, совершения взрыва, поджога или других действий, ответственность за которые предусмот­рена статьей 258 УК Украины (террористический акт).

Между тем ч. 4 ст. 258 УК Украины предусматривает ответственность за материальное, организационное или другое содействие созданию или деятель­ности террористической группы или террористической организации. Ст. 1 За­кона Украины “О борьбе с терроризмом” от 20 марта 2003 г. такие действия отнесены к террористической деятельности. Кроме того, в вышеупомянутом Законе указывается, что одним из видов террористической деятельности явля­ется финансирование заведомо террористических групп (организаций).

Несмотря на то, что отдельно в ст. 258 УК Украины не выделяются дейст­вия, направленные на финансирование терроризма, они охватываются более широким понятием “содействие деятельности террористической группы (ор­ганизации)”.

Согласно ст. 258 УК Украины, ответственность за финансирование терро­ризма - более строгая, чем за террористические акты. Такой подход законода­теля вполне оправдан, поскольку степень общественной опасности террори­стической деятельности - более высокая, в сравнении с террористическими ак­тами.

Принимая во внимание то, что финансирование терроризма связано с от­мыванием преступных доходов, у правоприменительных органов возникнут вопросы квалификации данных преступлений.

Так, например, если субъект, с целью содействия террористической груп­пировке, совершит финансовую операцию либо гражданско-правовую сделку с имуществом, добытым преступным путем, в его действиях будут содержаться признаки преступления, предусмотренного ст. 209 (легализация (отмывание) доходов, добытых преступным путем) УК Украины. Это обусловлено тем, что содействие террористической деятельности предшествовало использованию преступных доходов в легальной экономике. Поэтому действия виновного следует квалифицировать по совокупности двух правовых норм: ч. 4 ст. 258, ст. 209 УК Украины.

Однако, если лицо передает деньги, добытые преступным путем, непо­средственно террористу для использования в преступной деятельности, не заключая гражданско-правового соглашения, то в его действиях будут отсут­ствовать признаки отмывания. Имущество, которое передается для соверше­ния террористического акта, не попадало в легальный оборот. Поскольку оно оставалось в теневом секторе экономики, то легализация отсутствует.

Следует отметить, что в России и Украине идет процесс совершенствования законодательства по противодействию финансированию терроризма.

-----
Статья опубликована: Современные разновидности российской и мировой преступности: состояние, тенденции, возможности и перспективы противодействия / Сборник научных трудов под ред. д.ю.н., проф. Н.А. Лопашенко. Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2005. С. 264-266.

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2019 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.