Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Активность, хактивизм и кибертерроризм: Интернет как средство воздействия на внешнюю политику

Дата: 01.02.2004
Источник: crime-research.ru
Автор: Тропина Татьяна, Исследователь ВЦИОП


Конфликт в Косово считается первой Интернет - войной. Правительственные и неправительственные лица одинаково стремились использовать сеть Интернет для распространения информации, ведения пропаганды, причинения вреда противнику, привлечения новых сторонников. Хакеры использовали сети для осуждения военных действий как Югославии, так и НАТО, путем нарушения работы правительственных компьютеров и получения контроля над сайтами. Индивидуумы рассказывали в Интернете истории об опасностях и ужасах войны, а политики и общественные деятели использовали всемирную паутину для того, чтобы их призывы достигли как можно более широкой аудитории. Люди всего мира обсуждали в сети спорные вопросы и обменивались текстами, изображениями и видео, которых нельзя было найти в иных средствах массовой информации. В апреле 1999 года газета Los Angeles Times написала, что Косовский конфликт превратил киберпространство в нематериальную военную зону, где сражение за умы и сердца ведется с помощью электронных изображений, групповых почтовых рассылок и хакерских нападений. Энтони Пратканис, профессор психологии Калифорнийского университета Санта Крус, отметил: “то, что вы видите сейчас – это только первая волна того, что очень скоро станет важным, высокоорганизованным инструментом в старой традиции пропаганды военного времени… это должно, если уже не принесло, то принести беспокойство военным стратегам”.


Но какое воздействие оказал Интернет на принятие военных внешнеполитических решений? Он действительно повлиял на политический диалог, потому что эксплуатировался активистами, имеющими цель повлиять на принятие решений политиками. Также Интернет оказал влияние на военные решения. НАТО преследовало сербские СМИ, пропагандирующие Милошевича, однако намеренно не пресекало деятельность провайдеров Интернет, не прерывало спутниковую связь, обеспечивающую работу сети Интернет в Югославии. Открытый доступ в Интернет был политическим решением. Джеймс П. Рубин, представитель Госдепартамента США, сказал, что “только полный доступ в Интернет для сербских граждан поможет им узнать уродливую правду о злодеяниях и преступлениях против человечества, совершаемых в Косово режимом Милошевича”. Косвенно, возможно, Интернет подействовал на общественное мнение относительно войны, а оно, в свою очередь, воздействовало на принятие политических решений во время конфликта.


Цель данной работы состоит в том, чтобы исследовать Интернет как средство для проявления политической активности и влияния на политическую ситуацию. Основное внимание уделено действиям, предпринятым негосударственными организациями и индивидуумами. При этом действия государств также обсуждаются в той мере, в которой они отражают влияние сети Интернет на принимаемые политические решения. Первичный источник, используемый в данной работе – новости и репортажи с места событий. Там, где это возможно, они подкреплены интервью и данными обзоров. Конечно, было бы полезным более углубленное научное изучение этой проблемы.


Работа исследует три аспекта деятельности: политическая активность, хактивизм и кибертерроризм. Первая категория выражает нормальное использование Интернет для выражения политических взглядов без подрывной деятельности. Действия этой категории включают в себя использование сети для получения информации, создания сайтов, передачи почты, создания электронных публикаций и писем, использование сети для обсуждения проблем, образования коалиций и координации их действий. Вторая категория – хактивизм – сочетание активности и хакерства. В нее входят действия, направленные на использование хакерских приемов для нарушения нормальной работы участков сети, но не причиняющие серьезного ущерба. Примером являются забастовки в сети, бомбардировки электронной почты, web-хакерство и компьютерные взломы, компьютерные вирусы и черви. Последняя категория – кибертерроризм – включает в себя террористические действия в киберпространстве и охватывает политически активные хакерские действия, совершенные с намерением причинить серьезный ущерб жизни человека или экономике. Например, проникновение в систему управления полетами для того, чтобы устроить столкновение двух самолетов. Степень ущерба увеличивается от категории к категории, хотя увеличение степени ущерба не подразумевает увеличение политической эффективности. Электронное воззвание с миллионом подписей может повлиять на политику больше, чем нападение, прерывающее нормальную работу службы 911.


Хотя каждая категория обсуждается отдельно, четких границ между ними нет. Например, бомбардировка электронной почты одними может рассматриваться как хактивизм, а другими – как кибертеррористические действия. Также одно лицо может совершать одновременно весь спектр рассматриваемых действий: запускать вирусы, производить террористические действия, и в то же время собирать политическую информацию, создавать коалиции, координировать действия с другими лицами. Таким образом, хотя в работе мы отличаем друг от друга политических активистов, хактивистов и кибертеррористов, на деле три роли может играть одно лицо.


В работе приводятся и обсуждаются примеры деятельности в каждой из этих трех областей. Эти примеры иллюстративны и ни в коем случае не исчерпывают все возможные варианты деятельности в исследуемой сфере. Они показывают широкий диапазон применения электронных средств воздействия, иллюстрируя разнообразие целей, игроков, географических областей.


Основной вывод данной работы заключается в том, что Интернет может быть эффективным инструментом для проявления социальной и политической активности, особенно в сочетании с другими средствами массовой коммуникации, включая радио и печатные средства. Интернет может принести пользу как индивидуумам и небольшим группам с ограниченными ресурсами, так и большим, хорошо финансируемым организациям и коалициям. Он облегчает привлечение сторонников, формирование международных сообществ и коалиций, позволяет координировать действия на региональном или международном уровнях. С помощью Интернета оппозиционные силы в тоталитарных государствах могут обойти правительственную цензуру.


Что же касается хактивизма и кибертерроризма, эти действия имеют меньшее влияние на внешнюю политику, чем действия, не сопряженные с подрывными или разрушительными методами. Возможно, те, кто действует подрывными методами, ощущают чувство превосходства и силу оттого, что могут контролировать компьютеры Правительства и привлекать внимание СМИ, но это не гарантирует политический успех. Основной эффект таких действий – усиление политики киберзащиты, а не удовлетворение требований, которые выдвигают хактивисты или кибертеррористы.



Хактивизм – это синтез социальной активности и хакерства. Под хакерством нами подразумевается эксплуатация компьютеров изощренными и часто незаконными способами с помощью специального (“хакерского”) программного обеспечения. Хактивизм включает в себя такие действия, как “электронное” гражданское неповиновение – использование методов гражданского неповиновения в киберпространстве. Мы исследуем четыре вида таких действий: виртуальные “сидячие забастовки” и блокады, бомбардировка электронной почты, web-хакерство и компьютерные взломы, компьютерные вирусы и черви. Поскольку подобные инциденты освещаются в СМИ, действия хактивистов и причины этих действий могут получить широкую огласку.



Виртуальная сидячая забастовка (демонстрация) или виртуальная блокада – это своеобразное “виртуальное” исполнение физической забастовки или блокады. В обоих случаях цель состоит в том, чтобы привлечь внимание к действиям протестующих и причинам этих действий, с помощью нарушения нормального функционирования сети и блокирования доступа к услугам.


При сидячей забастовке активисты посещают некий сайт и пытаются создать такой трафик, чтобы другие пользователи не смогли зайти на этот сайт. Первый протест такого рода осуществила группа, называющая себя “Strano Network”, протестовавшая против политики французского правительства в вопросах ядерных программ и социальной сфере. 21 декабря 1995 года эта группа в течение часа атаковала различные сайты правительственных агентств. Участники группы с разных континентов были проинструктированы следующим образом: им полагалось с помощью браузера зайти на правительственные сайты. По сообщениям, некоторые сайты действительно были выведены из строя на некоторое время.


В 1998 году группа под названием “Electronic Disturbance Theater” (EDT) сделала следующий шаг в развитии концепции электронного гражданского неповиновения. Ею был организован ряд забастовок в сети, сначала против сайта мексиканского Президента Зедильо, позже – против веб-сайта администрации Президента США Клинтона, сайтов Пентагона, Франкфуртской фондовой биржи, Мексиканской фондовой биржи. Цель данных демонстраций состояла в выражении солидарности мексиканцу Сапатитасу. По словам одного из деятелей EDT, Пентагон в качестве мишени был выбран потому, что “США воспитывает солдат для последующего нарушения прав человека”. Фондовые биржи были атакованы, поскольку, по мнению EDT, они выражают роль капитализма и глобализации, использующих методы геноцида и этнических “зачисток”, но народ должен выбирать свою судьбу сам, а не принудительно, под прицелом западного государства и западного финансирования.


Для проведения таких атак создаются специальные сайты, с которых скачивается автоматизированное программное обеспечение. Каждый участник должен посетить сайт, с которого загружается специальное программное обеспечение, которое запрашивает доступ к сайту-мишени каждые несколько секунд. Кроме того, это ПО...

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2019 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.