Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

Обеспечение соблюдения прав граждан при сборе информации техническими средствами

Дата: 17.08.2004
Источник: crime-research.ru
Автор: Наталья Ахтырская


staff/Akhtircka.jpg Рост научно-технического прогресса обуславливает не только прогрессивные изменения в экономике, но и негативные тенденции развития преступного мира, приводит к появлению новых форм и видов преступных посягательств. Это проявляется в том, что преступные группы активно используют в своей деятельности новейшие достижения науки и техники, применяют всевозможные компьютерные устройства и новые информационно-обрабатывающие технологии. Так, в России задержана крупная международная группировка компьютерных взломщиков, о чем сообщалось в интервью начальника Управления «К» (Управление по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий) МВД России. Задержанные осуществляли вирусные атаки на серверы банков и букмекерских компаний Великобритании. После этого через различные платежные системы злоумышленники вымогали деньги у этих фирм в обмен на прекращение своих противоправных действий. Как было установлено, преступники действовали из Балаково в Саратовской области, а также из Москвы и Санкт-Петербурга. В конце июля 2004 года в ряде российских городов были проведены спецоперации, в результате которых задержаны девять человек. Многие из них сразу стали давать признательные показания. Представитель МВД отметил, что среди фигурантов дела представители и стран СНГ, и дальнего зарубежья. Он особо подчеркнул, что все мероприятия МВД России проводило в тесном взаимодействии с британскими коллегами. Возбуждено уголовное дело по нескольким статьям Уголовного кодекса РФ. Обвинения предъявлены двум участникам группировки, еще шесть подозреваемых в рамках этого дела были задержаны латвийской полицией. По предварительным данным, жертвами хакеров стали девять фирм Великобритании. Хакеры требовали от руководства компаний от $5тыс. до $50тыс. Ущерб, причиненный злоумышленниками, составляет 40 млн. фунтов стерлингов.

Компьютерные преступления являются «дистанционными». Так, по предоставленной правоохранительными органами Республики Беларусь информации были возбуждены 11 уголовных дел против нескольких лиц в Германии. Подозреваемыми оказались бывшие граждане Беларуси и России.

27 июля 2004 года примерно с 15 часов 30 минут до 19 часов по Гринвичу сервис был практически недоступен – пострадали поисковые сайты «Google» и «Yahoo» в результате атаки нового варианта вируса под названием MyDoom. Предыдущие версии атаковали серверы таких компаний как Microsoft и SCO.

Подобные сообщения вызывают вопрос о необходимости единообразного подхода к противодействию преступным проявлениям, разработке новых технических средств контроля, фиксации противоправного проникновения в информационные системы, а также более совершенного правового регламентирования ответственности за указанные общественно опасные деяния.

Мировая практика свидетельствует о том, что законодатель по-разному оценивает подобные деяния. Так, во Франции по делу о лице, неправомерно сфотографировавшем чужие бумаги, было возбуждено уголовное дело за кражу информации, а в Нидерландах в 1983 году информация была признана вещью.

В Швейцарии в 1973 году вводится уголовная ответственность за неправомерное изменение, уничтожение или доступ в отношении записей на компьютерных носителях – информационное злоупотребление. В Германии в 1986 году была установлена уголовная ответственность за компьютерное мошенничество и компьютерный шпионаж [1].

Техническое оснащение правоохранительных органов является основой своевременного выявления преступлений, а правовое обеспечение – необходимым средством оформления оперативной информации в доказательственную. Так, при расследовании взрывов в Стамбуле, происшедших с 9 на 10 августа 2004 года, основной уликой для задержания террористов стало зафиксированное камерой видеонаблюдения изображение двоих неизвестных в тот момент, когда они закладывали взрывное устройство.

Национальное законодательство стран СНГ содержит процедуру проведения наблюдения, прослушивания телефонных разговоров, перехвата информации путем наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, электронную почту, факсимильную связь. Но наблюдается разность подходов к этой процедуре, хотя, учитывая международный характер преступлений, совершаемых с помощью информационных технологий, следует унифицировать подходы к правовому обеспечению процедуры сбора информации техническими средствами.

В соответствии с проектом Уголовно-процессуального кодекса Украины, арест на корреспонденцию и применение технических средств получения информации может быть осуществлен только при наличии достаточных оснований полагать, что в корреспонденции подозреваемого или обвиняемого другим лицам, либо иных лиц подозреваемому или обвиняемому, а также в информации, которой они обмениваются между собой, содержатся данные о совершенном преступлении или документы и предметы, имеющие доказательственное значение, и если иными способами получить эти данные невозможно.

К корреспонденции, на которую можно наложить арест, относятся письма всех видов, бандероли, посылки, почтовые конверты, переводы, телеграммы, радиограммы, сообщения электронной почты и др.

При наличии оснований прокурор должен обратиться по ходатайству следователя о наложении ареста или применении технических средств получения информации к председателю апелляционного суда по месту проведения следствия. Председатель суда рассматривает материалы, выслушивает прокурора и принимает решение.

Постановление о наложении ареста и применении технических средств обжалованию не подлежит. В постановлении о применении технических средств необходимо указывать срок, в течение которого будет производиться сбор информации. Постановление направляется следователем начальнику соответствующего учреждения, для которого оно является обязательным.

В неотложных случаях с целью предупреждения преступления или установления истины арест на корреспонденцию и применение технических средств могут быть применены в стадии проверки заявлений или иной информации о преступлении, если иными способами получить информацию. Невозможно. С ходатайством к прокурору об обращении в суд по вопросу наложения ареста и применении технических средств сбора информации на стадии проверки сообщения или заявления обращается начальник органа дознания. Осмотр корреспонденции осуществляется при участии понятых, при необходимости – специалиста.

По законодательству Республики Молдова, при наличии достаточных оснований полагать, что корреспонденция, полученная или отправленная подозреваемым, может содержать информацию, имеющую доказательственное значение для уголовного дела тяжкого или особо тяжкого, орган уголовного преследования вправе наложить арест на корреспонденцию.

К корреспонденции относится также сообщение по факсу и электронной почте.
О наложении ареста прокурор выносит постановление, которое представляет судье для санкции.

Прослушивание переговоров может производиться при наличии угрозы применения насилия, вымогательства или иных противоправных действий по отношению к потерпевшему, свидетелю или членам их семей, на основании мотивированного постановления прокурора.

Прослушивание в процессе уголовного преследования разрешается на срок не более 30 суток. Этот срок может быть продлен по мотивированным основаниям, но каждый раз не более чем на 30 суток. После окончания санкционированного прослушивания судья, выяснив мнение прокурора, в разумные сроки, но не позднее окончания уголовного преследования доводит до сведения в письменной форме лиц, переговоры которых прослушивались или записывались.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан в ст.235 определяет, что санкцию на арест, прослушивание переговоров, а также снятие информации с компьютерных систем дает прокурор. Судебный контроль не предусматривается. Прослушивание переговоров имеет строго очерченные сроки – не более шести месяцев.

Законодатель Республики Киргизии определил, что постановление на сбор информации с помощью технических средств санкционирует прокурор, а отменяется следователем. Срок предусмотрен тот же – не более шести месяцев.

Практика Республики Узбекистан несколько отличается тем, что сбор информации с помощью технических средств может осуществляться по постановлению следователя, которое санкционируется прокурором или по определению суда. В неотложных случаях несанкционированное постановление имеет законную силу в течение одних суток.

Анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать выводы:

1) целесообразно в Уголовно-процессуальный кодекс ввести несколько статей, регламентирующих порядок проведения сбора информации с помощью технических средств (прослушивание, наблюдение и др.);

2) определить на законодательном уровне круг лиц, участвующих в сборе информации. Поскольку возможность разглашения факта снятия информации с каналов связи нивелирует само следственное действие, то следует ограничить круг лиц, при этом присутствующих, а именно: проводить сбор информации без понятых, безотносительно того, являются ли они сотрудниками учреждения связи или нет;

3) четко определить срок, на который может устанавливаться техническое оборудование для снятия информации. Если учесть, что сбор информации будет проводиться на стадии проверки заявлений или сообщений, то следует установить срок 10 дней, то есть ограничить сроком проверки заявления;

4) если устанавливается порядок сбора информации с помощью технических средств только по тяжким и особо тяжким преступлениям, то стоит проанализировать санкции статей предусматривающих ответственность за общественно опасные деяния, представляющие повышенную опасность (вымогательство, терроризм, угроза причинения телесных повреждений, преступления в сфере высоких технологий);

...

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2019 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.