Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

За пять последних лет господа-педофилы успели в РФ окопаться и закрепиться

Дата: 25.01.2007
Источник: Novopol.ru
Автор: Игорь Вотанин


В недавнем своем выступлении перед мастерами печатного слова господин Сурков вспомнил о папуасах, «качающих нефть из лужи». Очень своевременно вспомнил! Жаль, что только мысль свою не развил, дальше лужи не пошел. Пришлось мне на основании его высказываний тему эту продолжить (см. текст «Заседание продолжается, господа суверенные демократы»). Но тема Папуасии и ее папуасов неисчерпаема. Тем более, что охочие до клубнички россиянские папуасы подкидывает новые сюжеты буквально каждый день.

Девятого января в Куршевеле (Франция) был задержан представитель россиянского олигархического бомонда Михаил Прохоров и целая группа прочих «дорогих россиян», среди которых, по сведениям журналиста Лионского издания LeProgres, фигурировал один депутат Думы и «один крупный промышленник», коим впоследствии оказался президент компании «Сити» Олег Байбаков. Задержание проводилось специальным подразделением французской полиции. Как пишут на сайте «compromat.ru», задержание Прохорова было «связано с его увлечением женщинами». Какие женщины? Ну, разумеется, молодые, красивые и без комплексов.

Однако, «увлечение женщинами», не может служить основанием для задержания. Французская пресса невнятно намекала, что в окружении г-на Прохорова было слишком много слишком молодых девушек.

Тут вот какая интересная история получается. В 1998 г. Госдума РФ приняла поправку к статье 134 УК РФ (половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста) и снизила возрастной «ценз согласия» до 14 лет. В Европе аналогичный возрастной ценз – 18 лет, в США – 21. СССР тоже был в положении цивилизованных стран: несовершеннолетними в советской стране считались лица, не достигшие 18 лет. Даже в Таиланде, на классической родине детского порно, с его курортами для нимфоманов и педофилов аналогичный ценз подняли до 18 лет! Но вскоре после того, как в РФ произошла «демократическая революция» и началась «реформа», органическое начало, подавленное в господах-«демократах» суровыми веригами «советского тоталитаризма» (и цивилизацией вообще), взяло верх. Все-таки права оказалась та сущность нашего противоречивого г-на Суркова, которая разглядела в «дорогих россиянах» папуасов, копошащихся возле лужи, - несмотря на все их «Армани», «Версаче», и 700-е (или 800-е – не знаю, какие там по счету) «мерседесы».

Характерно, что инициатором поправки (по крайней мере, официальным), стал сам Ельцин. Это за его подписью 14 мая 1997 года в Госдуму РФ было направлено письмо о внесении изменений и дополнений в действующий УК РФ, среди которых затесалась и поправка к ст. 134-0 о снижении возрастного ценза до 14 лет.

И вот с тех пор россиянские «элитарии» настолько привыкли к папуасским порядкам и гондурасским нравам своей милой «суверенной демократии», что они, видимо, искренне полагают, будто по оным порядкам живет и весь остальной мир. Узнав, что на территории Франции законы разного рода папуасий не работают, господин Прохоров и К° очень удивились.

Впрочем, дельце быстренько замяли. Из того, что мямлили русскоязычные господа с голубых экранов, мы так и не узнали с какого рода «проституцией» боролось спецподразделение французской полиции. «Завидно французам – уж больно россияне веселые», - вещали нам с телеэкрана, - «французы так не могут». Проводилась и такая точка зрения, что «ничего особенного, в общем, и не произошло»: «олигархи и политики» просто «сильно пошумели», культурно выпили, закусили… Вот, дескать, и пожаловались на них соседи по лестничной клетке. При этом журналисты даже обиделись за олигархов: «Мало все-таки у французов доверия к россиянам, особенно к богатым». А какой-то журналистик признался: «девушек» для оргиастических утех господина Прохорова «поставляет» (так и сказал – «поставляет»!) некто господин Петр Листерман. Этого торговца живым товаром в прессе так и называют «трейдер русских красавиц» - и не коробит.

Построенное в РФ общество не просто «папуасское». Оно еще и бурно разлагающееся, вернее уже почти совсем разложившееся. Закона здесь нет. Место элиты занимает погрязший в грехе человеческий мусор. Рабовладельцы спокойно ведут свой бизнес: отправка живого товара в различные точки мира поставлена на поток. В Милане (Италия), в декабре 1997 года полиция раскрыла банду, которая проводила аукционы женщин, вывезенных из бывшего Советского Союза. Женщин раздевали, показывали и продавали в среднем за 1000 долларов США. Вообще же обитательницы РФ занимаются проституцией в более чем 50 странах мира. В таких странах, как Турция и Израиль, они настолько преобладают, что всех представителей «самой древней профессии» называют «наташами».

В результате «демреволюции» и «реформ» народ оказался разложен – как в моральном, так и социальном смысле. Он подобен куче песка, и с каждой отдельно взятой песчинкой можно сделать что угодно и когда угодно: пенсию твою украдут, дочь совратят и продадут в рабство, захотят – из квартиры выкинут. Нет, это – не Рио-де-Жанейро, господа суверенные демократы. И даже не Бангкок. Это Россияния. И на дворе у нас – двадцать первый век, третье тысячелетие от Рождества Христова.

Но вернемся к нашим сексуально-одержимым папуасам. Господин Прохоров и Кº - это еще «цветочки». Последствия принятых Госдумой законов выходят далеко за пределы невинных куршевельских шалостей. В декабре 2003 года в головках у народных избранников что-то щелкнуло, и они повысили ценз до 16 лет. Но все равно рано! Попахивает чем-то банановым, «третьемирным». К тому же, когда Госдума снизила ценз добровольного вступления в половую связь до 14 лет, она открыла ворота Эрэфии для педофилов всего мира. И за пять лет господа-педофилы успели в РФ окопаться и закрепиться. Создать структуры, традицию, индустрию. За пять лет у нас успела оформиться совершенно новая подростковая культура, для которой какие-то нормы морали и заповеди – это несусветная «дичь». Главный принцип этого поднимающегося младого поколения, которого оно старается придерживаться всеми силами и средствами – «не грузиться». А если вдруг и «загрузился», то уж, по крайней мере, веди себя так, чтобы никто не заподозрил. Не тормози – сникерсни! Вот и «вступить в половую связь» большинству наших подростков – все равно, что «сникерснуть» или малую нужду справить. Мы все прекрасно помним, во что выливались регулярно оргунизуемые Лужковым «праздники пива» в Москве: племя молодое незнакомое упивалось вдрызг и справляло все виды нужды – вплоть до сексуальной – тут же на газонах, рядом с палатками и точками общепита. Так то «благополучные»! А какой легкой добычей для международного педоинтернационала становятся обездоленные дети (причем, разумеется, в первую очередь, русские дети), я думаю, объяснять не надо. Одних только беспризорников в РФ – сотни тысяч. «Реформаторы» сначала лишили детей и подростков нормального детства, засунули их в интернаты и интернеты, а потом сосватали их извращенцам. Педофилия процветает сегодня в русском сегменте Интернета, занимающем первое место в мире по числу сайтов соответствующей направленности – их около 1000. Миллионами тиражируются видеокассеты и компактные диски с детской порнографией, которые расходятся по всему миру. На карте РФ появились «голубые города». Столицей голубой педофилии стал, например, город Новокуйбышевск Самарской области. О том, как там течет жизнь, можно почитать в материале обозревательницы «Совершенно секретно» Ларисы Кислинской.

Милиция регулярно задерживает иностранцев с подростками, но, в огромном числе случаев ничего сделать с ними не может: закон не квалифицирует половую связь с шестнадцатилетним подростком как преступление. Педофилы почувствовали, что власть к ним благоволит, и стали наглеть, обращая свои взоры и на детей до 16 лет. Ограниченная в правах милиция испытывает все меньше желания лишний раз ввязываться в разборки. Почти каждое столкновение с педофилом грозит им скандалом. Подростки ныне созревают рано – определи-ка на глаз, шестнадцать ей (ему) или меньше. Особенно, коль скоро нет с собой никаких документов, удостоверяющих личность. А такое – сплошь и рядом, особенно у беспризорников.

В милиции, конечно, остались еще честные люди. И порой этим честным людям приходится идти на хитрость. В годы действия «ценза согласия» на уровне 14 лет имел место такой казус: американскому педофилу «хватило ума» не только позаниматься в РФ любимым делом, но и заснять процесс на пленку. Задерживать его по россиянским законам было нельзя – жертвам было четырнадцать и более лет. Пришлось информировать американских коллег, и едва только нога мистера коснулась родной почвы, как его взяли под белы руки и эскортировали прямиком в соответствующие органы вместе с вещдоками. За развращение русских подростков мистер получил в США двадцать пять лет без права на досрочное освобождение. А по законам Соединенных Штатов он получил бы свои двадцать пять лет даже в том случае, если бы до этого уже отбыл срок за то же преступление в РФ. В США только за хранение одной фотографии с детской порнографией осуждают на десять лет. Вот бы те, кто любит кивать на «цивилизованные страны», ознакомились с опытом старших товарищей. Но практикуемые в других странах нормы, которые могли бы пойти на пользу российскому обществу, почему-то оказываются без внимания. В РФ никто не несет никакой ответственности за приобретение и хранение детского порно. Да что там картинки! Таких печально знаменитых педофилов, как Кузнецов и Солнцев, которые сколотили целые организованные банды и наводнили своими видеофильмами всемирную паутину (только на одном из них, по сообщению Л. Кислинской, было задействовано сто тридцать юных жителей города Новокуйбышевска) в Эрэфии можно запросто… отпустить по амнистии. Невольно приходит в голову, что педофилия и все виды разврата сознательно поощряются россиянской «властью» с целью разложения...

Добавить комментарий
2007-03-26 13:16:10 - Интересен хoд раcсуждeний aффтаpa - начaл... Павел Нечаев
2007-02-21 03:39:39 - Всецело согласен с Игорем Вотаниным, что... Георгий
Всего 2 комментариев


Copyright © 2001–2017 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.