Центр исследования компьютерной преступности

home контакты

О понятии компьютерного преступления

Дата: 06.07.2012
Источник: Crime-research.ru
Автор: Михаил Дубко, волонтер-исследователь Центра, аспирант Белорусского государственного университета


Глобальная компьютеризация и информатизация всех без исключения сфер человеческой деятельности наряду с неоспоримо позитивными проявлениями несет в себе и ряд новых угроз, с которыми столкнулось современное общество. Одной из таких угроз по праву можно назвать компьютерную преступность.

На данный момент в области уголовно-правовой борьбы с компьютерными преступлениями отсутствует единое мнение о том, какие деяния считать компьютерными преступлениями и каким должно быть их юридическое определение. Вместе с тем, большинством теоретиков и практиков, как в нашей стране, так и за рубежом, эти преступления выделяются в самостоятельный вид в науке уголовного права.

Выработка однозначного корректного понятийного аппарата касательно компьютерных преступлений крайне важна для уголовно-правовой науки, а также в деятельности конкретных сотрудников следствия и суда. На данный момент в белорусском уголовном законодательстве отсутствует определение понятия «компьютерное преступление», что негативно сказывается как на применении конкретных уголовных норм, так и на учете преступлений в данной сфере.

Традиционно к ним относят составы, содержащиеся в главе 31 Уголовного кодекса Республики Беларусь «Преступления против информационной безопасности». Однако бесспорно то, что, например, хищение, путем использования компьютерной техники, некоторые способы причинения имущественного вреда без признаков хищения, распространение порнографии посредством сети Интернет также можно назвать компьютерными, так как средством совершения преступления является компьютер, компьютерная система или их сети.

Так, что же следует понимать под компьютерным преступлением? Подобный вопрос обсуждался российскими учеными уже в 1993 году на семинаре «Криминалистика и компьютерная преступность», организованного по инициативе Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Единого мнения достичь не удалось: одни авторы выступили против употребления данного термина, аргументируя свои возражения тем, что преступления не принято дифференцировать по виду технических средств, с помощью которых они совершаются; другие ученые признали состоятельность формулировки «компьютерное преступление», так как данный термин уже воспринят как в зарубежной, так и отечественной практике [1, с.6].

Наука уголовного права разделяет все преступления на виды в зависимости от объекта уголовно-правовой охраны. Именно по этому принципу в 1999 году Уголовный кодекс Республики Беларусь (далее – УК) был дополнен еще одной главой, охраняющей общественный отношения, обеспечивающие информационную безопасность граждан, предприятий, учреждений, государства. Иные же «компьютерные преступления» посягают на отношения собственности, общественную нравственность, порядок осуществления экономической деятельности, честь и достоинство человека и другие объекты уголовно-правовой охраны.

Возникает вполне закономерный вопрос: можем ли мы выделять в отдельный вид преступлений общественно опасные деяния, которые посягают на разные объекты? С точки зрения науки уголовного права – однозначно нет. Таким образом, получается, что белорусским уголовным законом «компьютерных преступлений» как таковых не предусмотрено, а существуют лишь преступления против информационной безопасности и иные преступления, предметом или средством совершения которых является компьютерная техника.

В Концепции национальной безопасности Республики Беларусь дается определение информационной безопасности, которая определяется как состояние защищенности сбалансированных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз в информационной сфере. Однако Н.Ф. Ахраменка считает, что нормами главы 31 УК охраняются отношения, обеспечивающие более компьютерную безопасность (сохранность компьютерной информации, гарантии непричинения вреда функционированию компьютерной техники), нежели информационную. В связи с этим им предлагается привести наименование главы в соответствии с содержанием охраняемых ее нормами общественных отношений, изложив ее наименование следующим образом: «Преступления против компьютерной безопасности»[2].

1 июня 2001 года в Минске было подписано Соглашение о сотрудничестве государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации [3]. Данное Соглашение касается только уголовно наказуемых деяний, предметом которых является компьютерная информация и не включает в себя ряд противоправных деяний, предметом которых является не компьютерная информация, однако которые совершаются с помощью компьютерных технологий. Такой же подход использован законодателем Беларуси, России, Украины, Азербайджана и некоторых других стран СНГ при включении в Уголовный кодекс норм о «компьютерных» преступлениях.

Так, если оценить статистические данные МВД Республики Беларусь по количеству совершенных преступлений в сфере высоких технологий, то хищение путем использования компьютерной техники в структуре данных противоправных деяний занимало в 2008 – 97,3 %, в 2009 – 95,4 %, в 2010 – 94,6% [4]. Это свидетельствует о том, что объектом подавляющего количества «компьютерных» преступлений является не компьютерная информация, а иные охраняемые уголовным законом общественные отношения. В связи с этим Н.О. Мороз предлагает в рамках международного сотрудничества использовать более широкие понятия «киберпреступность», «компьютерная преступность», «преступность в сфере высоких технологий» [5].

Попытки выработки единой терминологии и унификации норм о компьютерных преступлениях предпринимаются на международном уровне. В частности, Комитет министров Совета Европы принял несколько рекомендаций (R(89) 9, R(95)13), где понятие компьютерного преступления дается через перечень конкретных составов преступлений. Таким же образом определяется понятие киберпреступления в Конвенции Совета Европы о киберпреступности 2001 года, что видится оправданным ввиду сложности закрепления универсального понятия «компьютерное преступление», «киберпреступление», учитывающего накопившийся опыт международных соглашений в данной области и особенности уголовного законодательства отдельных государств.

С учетом вышесказанного, исходя из особенностей, характеризующих обязательные и факультативные признаки составов преступлений, предусмотренных главой 31 УК, основываясь на исследованиях отечественных и зарубежных исследователей [6], [7], [8], [9], [10] нами предлагается выделить две категории компьютерных преступлений:
1. Преступления против информационной безопасности («собственно компьютерные преступления»);
2. Преступления, связанные с компьютерами («смежные компьютерные преступления»).

К преступлениям, связанным с компьютерами, относятся совершенные с помощью компьютерной техники, традиционные по характеру преступные деяния, такие, как кража, мошенничество, подделка документов, причинение вреда и некоторые другие.
Ответственность за преступления, связанные с компьютерами, не требует самостоятельной регламентации в уголовном законодательстве. Это обусловлено тем, что информационные ресурсы, информационная структура или ее элементы выступают лишь предметом преступного посягательства. В связи с этим, ответственность за преступное нарушение правоотношений, возникающих по поводу них, подлежит реализации на основании соответствующих статей уголовного закона (против собственности, авторских и смежных прав и т.д.).

В случае их совершения с использованием компьютерных технологий, т.е. элементов, относящихся к сфере компьютерной информации, ответственность должна наступать по совокупности.

Собственно компьютерные преступления представляют собой совершаемые в сфере информационных процессов и посягающие на информационную безопасность деяния, предметом которых являются компьютерная информация и компьютерные средства. Таким образом, к собственно компьютерным преступлениям мы относим все составы, предусмотренные главой 31 УК «Преступления против информационной безопасности».
Термин «компьютерное преступление» в настоящее время часто употребляется с термином «киберпреступление», причем нередко эти понятия используются как синонимы.

Необходимо подчеркнуть, что в русскоязычной литературе наибольшее предпочтение отдается понятию «компьютерное преступление». Жмыхов А.А. считает, что это обусловлено тем, что в основном исследования ведутся в криминалистической и процессуальной плоскостях [8]. Тропина Т.Л. предлагает объединить две названных группы компьютерных преступлений (computer crime, computer-related crime) термином «киберпреступность» [11, с. 32].

Действительно, данные термины очень близки друг другу. Понятие «киберпреступность» (в англоязычном варианте - cybercrime) часто трактуется шире, чем «компьютерная преступность» (computer crime), поскольку охватывает как традиционные преступления, совершенные с помощью компьютера (кража, мошенничество, вымогательство), так и преступления, в которых объектом являются компьютерные системы, программы и информация.

Так, Оксвордский толковый словарь определяет приставку «cyber-» как компонент сложного слова. Ее значение – «относящийся к информационным технологиям, сети Интернет, виртуальной реальности» [12]. Практически такое же определение дает Кембрриджский словарь [13]. Таким образом, «cybercrime» - преступность, связанная как с использованием компьютеров, так и с использованием информационных технологий и глобальных сетей. В то время как термин «computer crime» относится только к преступлениям, совершаемым против компьютеров и конфиденциальности, целостности и доступности компьютерной информации.

В связи с тем, что термин «киберпреступление» имеет довольно широкое значение, к нему может быть отнесено любое преступление, совершенное в электронной среде....

Добавить комментарий
Всего 0 комментариев


Copyright © 2001–2018 Computer Crime Research Center

CCRC logo
Главным направлением в деятельности Центра является широкое информирование общественности об основных проблемах и способах их решения, с которыми сталкивается общество в сфере противодействия компьютерной преступности.